«Слово: мудрое, чистое, родное». Вспомним тургеневское стихотворение в прозе «Русский язык». Задумываемся ли над тем, какое чудесное наследство — русский язык — досталось нам от прошедших веков? Ведь язык — основа основ духовной культуры, то волшебное орудие, по­средством которого осуществляется связь времен, связь поколе­ний. Русский язык отличается поразительной жизнестойкостью. Уже во времена Киевской Руси, в X—XII веках, он был распро­странен на огромной территории. На этом языке уже тогда пи­сали литературные труды и усердные монахи, лишь изредка ста­вившие свое имя на рукописях, и великий государь всея Руси Иван IV Грозный, и сосланный на Север Даниил Заточник, и мятежный протопоп Аввакум. На нем сочиняли, как свидетель­ствуют найденные археологами берестяные грамоты XI—XV веков, свои деловые письма и записи простые жители Новгоро­да, Пскова, Старой Руссы, Смоленска. Русский язык выстоял в годы смут и разорений. Рядом с книжной письменной литера­турой на Руси издавна бытовала огромная изустная литература. Подобно весенним побегам, прорастают старинные русские ме­лодии в музыкальной классике, — в симфониях и операх Глин­ки, Мусоргского, Римского-Корсакова, Бородина, Чайковского. Россыпи мудрых пословиц, загадок, присловий, сказок, чудес­ных былин изучаются фольклористами по сию пору и, как свер­кающие вкрапления, украшают нашу сегодняшнюю речь. Они когда-то слагались в курных избах, при свете лучины, в лесной глуши. В изустной литературе отразились и ум народа, и его историческая память, и его мечты. Не была отгорожена стеной от фольклора и русская письменная литература, хотя она разви­валась в достаточной степени самостоятельно. Язык русской ху­дожественной прозы и поэзии вобрал в себя две стихии — сти­хию просторечия, повседневной русской речи и стихию церков­нославянского языка, пришедшего на Русь из Болгарии после принятия христианства вместе с церковными и светскими кни­гами. От церковнославянского языка шла торжественно-вели­чавая, витийственная нота в литературе, благодаря ему возник­ло обилие синонимов, обилие оттенков, рождалось много слов с отвлеченным значением. Так сложился один из богатейших по лексике языков мира — свободный и гибкий по синтаксису, с обилием гласных, придающих ему особую плавность и певу­честь, с редкостной красотой словаря. Русский язык, по словам Гоголя, есть сам по себе поэт. Чего стоят только чудесные на­родные названия трав и деревьев и образные речения, связан­ные с сельскохозяйственным календарем. Ломоносов, положив­ший краеугольный камень в отечественную лингвистику, нахо­дил в нашем языке «великолепие испанского, живость фран­цузского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка».

Русский язык достоин любви н пристального изучения. Л. Н. Толстой говорил о русском языко: «Тысячелетиями со­здавал народ это гибкое, пышное, неисчерпаемое богатство, умное поэтическое и трудовое орудие своей национальной жиз­ни, своей мысли, своих чувств, своих надежд, своего гнева, сво­его великого будущего».

В начале было слово… Эта библейская мудрость утверждает не только приоритет «языкового» выражения мысли, но и со­держательную сторону человеческого общения, бытия. Когда об­щество идет к упадку, к упадку идет и язык. Слова используют­ся, чтобы скрывать, а не прояснять: город «освобождают», унич­тожив его; обнищание народа — суть «перестройки»…

Русский язык труден своей грамматикой, но он красив до изумления. Сколько красивых и мудрых слов родились в нед­рах народа, сколь много подарили нам классики литературы и языка! Пушкин, Лермонтов, Фет, Жуковский, Гоголь, Достоев­ский, Толстой, Чехов, Куприн, Бунин… Этот перечень не имеет конца… Дабы слова могли оправдать рухнувшую и потерявшую всякий смысл империю, их пытаются исказить до неузнаваемо­сти или привнести в обиход новые. Устоит ли русский язык против «эмитентов», «гурме», «вердиктов», «мурто», «фигурять», «целых пакетов инициатив» и прочего?

XX век приучил нас к тому, что на стыке наук, казалось бы. далеких друг от друга, возникают общие интересы и проблемы, которые не решаются в ограниченных рамках той или иной сферы человеческой жизнедеятельности. Языку учат общие интересы и проблемы, которые предполагают диалог: диалог лично­стей, интересов, культур. Языку учат не только на уроках лите­ратуры и словесности… Надо везде и всюду бороться за чистоту языка, воспитывать любовь к слову — мудрому, чистому, родно­му. Это очень важно.