СКАЗОЧНОЕ И РЕАЛЬНОЕ.Мир сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки» особый! Гоголь с любовью изображает родную его сердцу Украину, по которой он тосковал, живя в Петербурге. Каждая повесть по-своему увлекательна, но мне хотелось бы остановиться на «Ночи перед Рождеством», которую я очень люблю.
С первых строк её попадаешь в какую-то сказочную ат­мосферу предрожденственского села в Украине. Реальное сра­зу же начинает перемешиваться с чудесным: вечер, мороз, дым из трубы — и тут же ведьма, вылетающая из неё! Раз­ве это не удивительно! Тут же объявляется и другой непре­менный участник народных поверий — чёрт, но что удиви­тельно, совсем не страшный: «спереди совершенно немец», круглый пятачок, тонкие ножки, рожки. Автор сравнивает его со «стряпчим в мундире», смеясь заодно и над чиновни­ками, ведущими себя, как настоящие черти.
Смеётся Гоголь и над сорочинским заседателем, который знает «сколько у каждой бабы свинья мечет поросёнков», и над дьяком, и над головою, ухаживающими за ведьмой Солохой. Но смех писателя разный — то злой (заседатель, комиссар), то добродушный (проделки Солохи, дьяк в роли любовника, чёрт греет руки). Вообще, повесть больше про­никнута мягким юмором.
Гоголь показал себя прекрасным знатоком украинской жизни: обрядов, обычаев, поверий. Поэтому так слиты в по­вести чудесное и реальное. Обычаи села, его жизнь предста­ют перед нами так, будто мы являемся очевидцами удиви­тельных событий, которые происходят в нём: сборы Чуба с кумом к дьяку; обстановка в доме Солохи, её поведение с любовниками; Оксана, любующаяся собой; гуляния паруб­ков и девчат, колядование; полёт Вакулы на чёрте к импе­ратрице… Долго ещё можно перечислять! Одна только сце­на пребывания Вакулы с запорожцами у Екатерины II чего стоит! И всё это описано такими живыми красками, будто Гоголь подсмотрел описанное в самой жизни. А сколько сказочного, фантастического в повести! О чёрте я уже упоминал. Он совсем не страшен, даже смешон, когда прыгает перед Солохой с ужимками, греет руки от холода. Ведьма Солоха — обычная вдова, кокетничающая С любов­никами. И даже Пузатый Пацюк, колдун, и тот изображён очень смешно «…казалось — винокуренная кадь двигалась по улице». Вот так чудесно переплетаются в повести реальное и ска­зочное, мастерски показаны украинские обряды и поверья. Если же говорить о юморе повести, то здесь Гоголь не­превзойден, сколько раз я смеялся от души, читая о крутя­щейся перед зеркалом Оксане, влезающем в мешок голове, чихающем чёрте…
Повесть «Ночь перед Рождеством», я считаю,— одна из лучших украинских повестей Николая Васильевича Гоголя.