Символизм личного переживания. Говорят, история человечества — это прежде всего история войн. Действительно, сколько разрушительны войн, вооруженных столкнове­ний было хотя бы за прошлое столетие, и сколько смертей, искалечен­ных судеб сколько боли принесли они людям! Но, по-моему, ни одна война не имела для России столько последствий, не принесла столько несчастий, сколько принесла их Октябрьская революция. Сейчас, с вы­соты времени, мы понимаем, чем была Октябрьская революция на са­мом деле, знаем, что такое советская власть, социализм и коммунизм. Каждый школьник может объяснить, почему идеи большевиков не мог­ли быть воплощены в жизнь. Но тогда, восемьдесят с лишним лет назад, многие люди думали иначе. К ним относился и Александр Блок.

Блок искренне верил в идею революции. 1917 год он принял без ко­лебаний и никогда не ставил под сомнение действия советской власти, так как верил, что советская власть несет искупление. После революции главной темой его творчества становится Россия, революция, новая власть. Если раньше Блок писал о Прекрасной Даме, о природе, любви, то теперь он обращается к теме народа.

Наиболее значительными произведениями в этот период времени (1918—1921) стали поэма «Двенадцать» и статья «Интеллигенция и рево­люция». Поэма «Двенадцать» бьша написана всего за двадцать дней. Окон­чив работу, Блок, обычно строгий к себе, сказал: «Сегодня — я гений».

В чем же заключается гениальность поэмы? Наверное, в том, что Блок сумел показать революцию именно такой, какой она была на самом деле, не приукрашивая ни революционеров, ни буржуазию. Поэтому поэма бьша столь популярной: ведь ею зачитывались и белые, увидевшие в ней сатиру на революцию, и красные, увидевшие в поэме славу ей.

В первой главе главным действующим лицом является ветер, сим­волизирующий волнение, беспокойство. Эта тревога имеет вселенский масштаб:

Ветер, ветер — на всем белом свете! Слова в первой части поэмы нагнетают чувство неустойчивости. В этой же главе изображены пред­ставители «старого мира» — буржуй, интеллигент, поп, барыня. Блок иронизирует над ними:

Вот барыня в каракуле

К другой подвернулась:

— Уж мы плакали, плакали..

Поскользнулась И — бац — растянулась!

Ай, ай!

Тяни, подымай!

Во второй главе поэмы появляются двенадцать солдат — революци­онеров. Все они — преступники, им место на каторге или в тюрьме. Вот как описывает их Блок:

В зубах — цигарка, примят картуз.

На спину б надо бубновый туз!

Несколько раз в этой главе повторяются слова:

Свобода, свобода! Эх, эх, без креста!

Наверное, эти слова могли бы стать своеобразным Девизом двенад­цати. Теперь они — власть, над ними нет закона, и они могут делать абсолютно все, что захотят: «Эх, эх, без креста!» Эти люди — творцы революции. Но порой они мстят за личные обиды. Например, они пы­таются убить Ваньку за то, что он стал гулять с Катькой. В результате Ванька остается жив, а Катька погибает. Революционеры спокойно от­неслись к ее смерти, только Петька — Катькин убийца- тяжело пережи­вает случившееся. Но товарищи говорят ему:

— Не такое нынче время,

Чтобы нянчиться с тобой!

Потяжеле будет бремя

Нам, товарищ дорогой!

Таким образом, по мнению революционеров, на фоне насилия и многочисленных смертей, не следует обращать внимания на смерть от­дельного человека, — «не такое нынче время!».

В конце поэмы появляется образ Христа:

… Так идут державным шагом – Позади — голодный пес,

Впереди — с кровавым флагом,

И за вьюгой невидим,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз – Впереди — Иисус Христос.

Многие критики, например Гумилев, не приняли образа Христа. Некоторые из них считали, что Блок поставил Иисуса во главе своих революционеров. Но это не так. Двенадцать человек — вовсе не апосто­лы, а преследователи Христа, и цель их — убить Иисуса:

Все равно тебя добуду,

Лучше сдайся мне живьем!

Эй, товарищ, будет худо,

Выходи, стрелять начнем!

По-разному восприняли эту поэму современники Блока. Бунин ска­зал: «Блок задумал воспроизвести народный язык, а получилось нечто вульгарное». Маяковский тоже невысоко оценил эту поэму, по его мне­нию, «в своей знаменитой поэме «Двенадцать» Блок надорвался».

Я считаю, что в поэме «Двенадцать» Блоку удалось показать рево­люцию именно такой, какой она была на самом деле, не приукрашивая се. Однако, видя, что несет с собой эта революция, осознавая, что рево­люционеры — преступники и убийцы, Блок все же остался верен ее иде­ям. По моему мнению, любая революция — это прежде всего отрица­тельная энергия, накопившаяся в людях за много лет, злоба, вырвавша­яся на свободу. Революцию можно сравнить с лавиной, сорвавшейся с горы: она так же не поддается управлению, круша и разрушая все на своем пути — и хорошее, и плохое, не оставляя камня на камне после себя. Революция — это кровь, насилие, страх, зло. А зло всегда порож­дает только зло. Поэтому революция не может бьггь спасительной.