САТИРА В. В. МАЯКОВСКОГО. У каждого сатирика язык смеха — свой, отыскива­ющий в палитре приемов именно то, что по душе именно этому ав­тору, заимствующий у этого изобилия красок нужную, порой един­ственную, которая наиболее точно отразит и характер остроты, и передаваемую мысль. Персональное писательское чувство юмора жаждет реализации — и непременно получает ее в текстовом выра­жении как нечто отделившееся от первоисточника, живущее соб­ственной, независимой жизнью, а противостояние «я — вы» порож­дает неповторимые «самоценные» образы.

Выдающимися мастерами сатиры в мировой литературе были признаны в эпоху Возрождения Рабле и Сервантес, в век Просвеще­ния — Свифт. В русской литературе XVIII-XIX веков сатиричес­кое направление проявилось в творчестве Д. И. Фонвизина, в бас­нях И. А. Крылова, в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума», в твор­честве Н. В. Гоголя, М. Е. Салтыкова-Щедрина.

В XX веке эстафету принял Владимир Маяковский.

Под его пером неповторимые, величественные черты времени засияли, словно освещенные лучами прожектора. Уродство и глу­пость поэт довел до гротеска, до апофеоза абсурда.

Уже в ранних стихотворениях В. Маяковского в сатирическом ключе подан мир «жирных» обывателей, смотрящих «устрицей из раковин вещей» («Нате!*, 1913).

О них же, потерявших человеческое обличье («нет людей»), рав­нодушных ко всему, кроме плотских радостей, поэт с сарказмом говорит в 1916 году:

Глядишь и не знаешь: ест или не ест он.

Глядишь и не знаешь: дышит или не дышит он.

Два аршина безлицого розоватого теста: хоть бы метка была в уголочке вышита.

С началом мировой войны «адресат» иронических посланий Ма­яковского предстает во все более отвратительных красках:

…вы измазанной в котлете губой похотливо напеваете Северянина.

Сотрудничество Маяковского в «Новом Сатириконе» не прошло бесследно. Кроме фельетонов, им был написан ряд «Гимнов» («Гимн судье», «Гимн критику», «Гимн обеду», «Гимнз доровью»), каждый из которых не прославляет, как предписано жанром, а обличает все тот же ненавистный «жрущий» мир, равнодушный ко всему на све­те, кроме своего благополучия, мир, самим своим существованием подавляющий все неординарное, выходящее за привычные рамки. В этих произведениях автор следует лучшим традициям русской классической сатиры. Так, «Гимн судье» (1915) похож на сказку Салтыкова-Щедрина: в экзотическом Перу судьи готовы «не пущать» все примечательное — от .колибри и павлинов до «курящего» вул­кана и… стихов Маяковского. А концовка его напоминает мораль дру­гого сатирического жанра — басни:

Судьи мешают и птице, и танцу,

И мне, и вам, и Перу.

В «Гимнах», посвященных взяточникам, угадываются мотивы Гоголя и Грибоедова:

И нечего доказывать — идите и берите.

Умолкнет газетная нечисть ведь.

Как баранов, надо стричь и брить их.

Чего стесняться в своем отечестве?

К теме «бессмертной» взятки Маяковский возвращался неоднок­ратно уже в советское время, выставляя с помощью «увеличитель­ного стекла» сатиры напоказ все «дрянцо» старого мира, возродив­шееся после бурь революции и гражданской войны.

Революционный переворот, свершившийся в октябре 1917 года, Владимир Маяковский воспринял с радостью. Он не сомневался, что его искусство нужно народу, что оно необходимо стране.

Вначале он направляет свое перо против непосредственных вра­гов советской власти — белогвардейцев и интервентов.

В период работы в «Окнах РОСТА» лирический герой Маяковс­кого бунтующий, гневный, воинствующий, а сатира носит откровенно агитационный характер:

Меньшевики такие люди,

Мамашу могут проиудить.

Но уже в 1921 году появляется стихотворение «О дряни», в ко­тором поэт обличает «мурло мещанина» нового советского времени, бюрократов, «свивших» «уютные кабинеты и спаленки*. В сатири­ческом произведении «Прозаседавшиеся» (1922) Маяковский в аб­сурдных образах высмеивает бумажную волокиту и бесконечные бес­полезные заседания. Кричащий с портрета Маркс — гротеск в сти­хотворении «Одряни», «людейполовины», присутствующие «на двух заседаниях сразу», «голосок секретаря», невозмутимо докладыва­ющий о том, что «поневоле приходится раздвояться».

Стихотворения «О дряни* и «Прозаседавшиеся» открыли целую галерею ярких сатирических произведений Маяковского середины 1920-х годов: «СергеюЕсенину» (1926), «Взяточники» (1926), «Кри­тика и самокритика» (1928), «Плюшкин» (1928), «Трус» (1928) и др. Гневная сатира служит великой цели, и потому поэт не имеет права успокаиваться, пока еще «очень много разных мерзавцев хо­дят по нашей земле и вокруг». Это не только заокеанские и евро­пейские «буржуи», которым к нарядному платью «еще б и голо­ву», но и свои, доморощенные подлизы, сплетники, халтурщики, бюрократы, ханжи, хулиганы, пьяницы и прочее «дрянцо». «Дрян­цо хлещите рифм концом!» — призывает поэт, и сам беспощадно хлещет и бюрократа, и сплетника, и подлизу-приспособленца:

Лижет ногу,

лижет руку, лижет в пояс, лижет ниже.

А язык?!

На метров тридцать

догонять

начальство

вылез —

мыльный весь,

аж может

бриться,

даже

кисточкой не мылясь.

«Сатиры смелый властелин» — эти слова в полной мере можно отнести к В. Маяковскому. Он был необыкновенно смелым худож­ником, бескомпромиссным и до конца честным. В своих произведе­ниях он высмеивал и изобличал не только «мелкое» зло, он обличал попустительство властей, разоблачая тем самым губительную поли­тику советских чиновников, лицемерный бюрократический аппарат. Одно из самых смелых сатирических произведений — «Мрачное о юмористах» (1929) — неприкрытая атака поэта на «властителей».

Маяковский не просто изобличает, но и других поэтов призывает — « присоединяйтесь!»:

Дураков

больших

обдумав,

взяли б

в лапы

лупы вы.

Мало, што ли,

помпадуров?

Мало —

градов Глуповых?

Припаси

на зубе

яд,

в километр

жало вызмей

против всех,

кто зря

сидят

на труде,

на коммунизме!

Чтоб не скрылись,

хвост упрятав,

крупных

вылови налимов —

кулаков

и бюрократов,

дураков

и подхалимов.

Сатирические произведения поэта — это всегда деятельный при­зыв к искоренению пороков и недостатков, призыв «к вечной драке со злом».

Сатирические темы затрагиваются Маяковским не только в сти­хотворениях, но и в ряде драматических произведений. Поэт по-но- вому понимает театр: театр не зеркало, а увеличительное стекло, все работает на гиперболизацию.

Показательны в этом отношении «Мистерия-Буфф» (1918) — са­тира на старый мир, пьеса «Клоп» (1928), направленная против по­шлости и мещанства, и «Баня», — «драма в шести действиях с цир­ком и фейерверком», разоблачающая бюрократизм. Темы, затрону­тые в этих произведениях Маяковского, злободневны, остры, а сати­рический эффект достигается за счет гиперболизации недостатков и введения элементов фантастики.

Сатирическое творчество Владимира Маяковского отчетливо ориентировано на будущее. Он верил, что Россия избавится от все­го дурного и что его произведения могут этому помочь, а потому, стремясь «выволочь республику из грязи», неустанно разоблачал, высвечивал, высмеивал пороки современности, «всю свою звонкую силу поэта» отдавая родной стране и ее трудовому народу.