САТИРА В ПОЭМЕ. Имя Н. В. Гоголя принадлежит к величайшим именам рус­ской литературы. В своем творчестве он предстает и как лирик, и как фантаст, и как сказочник, и как язвительный сатирик. Гоголь одновременно является писателем, творящим мир своего «солнеч­ного» идеала, и писателем, раскрывающим «пошлость пошлого человека» и «мерзости» российских порядков.

Наиболее значительным произведением, работу над которым Гоголь рассматривал как дело всей своей жизни, стала поэма «Мер­твые души», где он раскрыл жизнь России со всех ее сторон. Глав­ным стремлением автора было показать, что существующие кре­постнические порядки, торговля людьми не только несут с собой бесправие, темноту, обнищание народа и разложение самого поме­щичьего хозяйства, они уродуют, губят, лишают человечности саму человеческую душу.

Тема духовного омертвения, взаимоисключающая природа «души» и «приобретения» раскрывается, прежде всего, в изобра­жении поместного дворянства. Причем, рисуя образы помещиков, Гоголь показывает и ту социальную основу, которая сформирова­ла их характеры, — в первую очередь, дворянский паразитизм, сформировавшийся на почве феодально-крепостнического строя. Этот паразитизм представлен в двух формах: бесцельного празд­ного существования и жадного стяжательства. Исходя из этих двух форм, писатель создает различные, не похожие друг на друга ха­рактеры, являющиеся многочисленными вариантами социального упадка и духовного омертвения. Так, и Манилов, и Ноздрев при­выкли жить за счет крепостных. Но у обоих эта привычка прояв­ляется по-разному. У Манилова она приобретает форму бесхарак­терности, отвлеченной мечтательности. Ноздрев же, наоборот, де­монстрирует внешнюю энергию, участие в различных драках, по­пойках. Однако способ жизни обоих одинаково бесцелен и беспо­лезен. Сходны и вместе -с тем различны также характеры Коро­бочки и Собакевича, которые погружены в заботливое хозяйство­вание. Но их деятельность лишена всякого гуманного смысла, а потому так же эгоистична, как существование Ноздрева и Мани­лова. Смысл их жизни сводится лишь к накопительству и стяжа­тельству, приводящим в итоге к духовному опустошению. Так, примитивного ума Коробочки хватает только на то, чтобы «под­маслить» заседателя и выгоднее продать сало, мед или пеньку. В отличие от Коробочки, которая никак не может понять смысл чи­чиковской «негоции», Собакевич сразу же вникает в суть предла­гаемого «дельца» и «заламывает» за мертвые души «по сту рублей за штуку, по-купечески расхваливая свой «товар». Подозритель­ный и мрачный Собакевич сочетает в себе черты торгаша, злобного реакционера с поистине первобытной дикостью. Полного духовно­го упадка достигает в произведении Плюшкин, соединивший в себе черты обоих паразитических форм, которые в его образе усили­лись до полнейшей бессмыслицы и гротеска. Жадно стерегущий свои богатства, Плюшкин обращается в «какую-то прореху на че­ловечестве». Стремление к постоянному накоплению приводит к обратному результату: все материальные блага, собранные за счет труда крестьян, гибнут, вызывая разорение самих крестьян, а за­тем и разрушение всего хозяйства. Таким образом, каждый из помещиков, которых посещает Чичиков, демонстрирует все более – глубокую степень духовного падения. И если фигуры Манилова, Коробочки или Ноздрева вызывают смех, то образы Собакевича и Плюшкина уже становятся пугающими. Автор стремится провес­ти основную мысль: привязанность к собственности убивает в че­ловеке главное — привязанность к людям, естественные челове­ческие стремления. Именно поэтому так ничтожна фигура Плюш­кина, у которого разрыв с окружающим миром дошел до такой степени, что нельзя даже понять, к какому полу он принадлежит.

Еще большего правдоподобия картины духовного обнищания и омертвения автор достигает путем изображения губернского города и его чиновников. Здесь, в отличие от жизни в помещичьих усадьбах, кипит бурная деятельность и движение. Однако вся эта деятельность лишь внешняя, «механическая», открывающая ис­тинную духовную пустоту. Гоголь создает яркий, гротескный об­раз города, «взбунтованного» толками о странных действиях Чи­чикова. «…Все пришло в брожение, и хоть бы кто-нибудь мог что- либо понять… Пошли толки, толки, и весь город заговорил про мертвые души и губернаторскую дочку, про Чичикова и мертвые души, про губернаторскую дочку и Чичикова, и все, что ни есть, поднялось. Как вихорь взметнулся дотоле, казалось, дремавший город!» При этом над всеми нависло тяжелое ожидание возмез­дия. В разгар общей суматохи почтмейстер делится с другими «ос­троумным» открытием, что Чичиков — капитан Копейкин, и рас­сказывает историю последнего.

Создавая образ постепенно деградирующей России, Гоголь не упускает ни одной мелочи и детали. Наоборот, он заостряет на них внимание читателя, так как уверен, что именно из мелочей и со­стоит сущность всей окружающей действительности; именно они таят в себе источник зла, потому и приобретают в поэме грозный символический смысл.

В своем произведении Н. В. Гоголь наилучшим образом дос­тиг цели, которую формулировал следующим образом: «…Я ду­мал, что лирическая сила, которой у меня был запас, поможет мне изобразить так… достоинства, что к ним возгорится любовью рус­ский человек, а сила смеха, которого у меня также был запас, помо­жет мне так яро изобразить недостатки, что их возненавидит чита­тель, если бы даже нашел их в себе самом».