Русский солдат. Поэма Александра Твардовского «Василий Теркин» с газетного ли­ста шагнула в ряд бессмертных произведений русской литературы. Как и всякое великое произведение, поэма Твардовского дает правдивую картину эпохи, картину жизни своего народа.

В образе Василия Теркина поэт сумел выразить главное в русском национальном характере, выявить его лучшие черты. «Книга про бойца» это произведение «без особого сюжета», «без начала, без конца», так как на войне, когда в любую минуту можно погибнуть, «кто доскажет, кто дослышит — угадать вперед нельзя… « Сознавая свою большую ответ­ственность очевидца, Твардовский размышляет о своем герое и говорит: В чем-то я его богаче, —

Я ступал в тот след горячий,

Я там был. Я жил тогда…

Вот перед нами первая глава «От автора». Здесь Твардовский опре­делил пафос поэмы: изображение правды, какой бы ока ни была.

А всего иного пуще Не прожить наверняка —

Без чего? Без правды сущей,

Правды, прямо в душу бьющей,

Да была б она погуще,

Как бы ни была горька.

События поэмы происходят на фронте, то есть на той полосе земли, где непосредственно готовились и шли сражения. Сюжет «Теркина» дает ответ на всенародный вопрос: как победить, что для этого нужно? Есть в поэме и героизм, и человечность, и та «скрытая теплота патриотизма», которая была у Льва Толстого при описании другой Отечественной вой­ны — 1812 года. Эта параллель не случайна. Ведь эпический герой Твар­довского — русский солдат, наследник своих героических предков:

Тем путем идем суровым,

Что и двести лет назад.

Проходил с ружьем кремневым

Русский труженик-солдат.

Путь русского труженика-соддата, советского солдата печальных дней отступления, возникает в главе «Перед боем»

Вслед за властью за советской,

Вслед за фронтом шел наш брат…

Но в этой горькой картине больше оптимизма и веры в конечную победу, чем в иных бравурных маршах. В знаменитой главе «Перепра­ва» трагическое переходит в героическое:

Бой идет — святой и правый,

Смертный бой не ради славы.

Ради жизни на земле.