Романтизм в лирике А.С. Пушкина. В каждую эпоху общество устанавливало для себя критерий, по ко­торому можно было оценить любого человека. В античном мире это была красота физическая (вспомнить хотя бы скульптуры того периода — они всегда изображали обнаженных, физически развитых людей); позже на смену ей пришла красота духовная (одухотворенные лица свя­тых). К XVII в. утвердилось убеждение, что сила человека — в его разу­ме. Бог создал мир, а разум человеческий должен его усовершенствовать. Эта вера настолько укрепилась в обществе, что даже революция во Фран­ции прошла под лозунгом «Во имя разума!». Но такое фанатическое вос­хищение силой разума и просвещения не могло существовать долго: убеждения убеждениями, а ничего в лучшую сторону не меняется. На­оборот, подобные идеи привели к революционным потрясениям и кро­вопролитию, и в ХIХ-ХХ вв. прокатилась волна разочарования в силе разума. Стала очевидна необходимость альтернативы ему.

Она была найдена: на смену пришли чувства, т.е. теперь поэт, на­пример, обращаясь к читателю, взывал в первую очередь к его чувствам, а не к разуму, и всякий руководствовался не трезвым умственным раз­мышлениями, а велением сердца. Залогом добродетели и порядочности человека стало его умение видеть красоту и сострадать (сострадание — христианский мотив; вообще история отмечает чередование во времени обращения к богу и его отрицания; после «эпохи Разума» — веры во все­могущество человека — опять пришло «признание» бога).

В конце XVIII в. появилось новое течение в литературе — сентимен­тализм, ставшее как бы преддверием романтизма. Считается, что сенти­ментализм в русской литературе начался с «Бедной Лизы» Карамзина, который утверждал, что даже простой, необразованный человек должен быть уважаем уже за то, что он умеет чувствовать, любить.

Чувствительность у сентименталистов, а впоследствии у романтиков, связана с обозначением оттенков различных чувств. В романтической поэзии выражались личные душевные переживания автора, стихотворе­ния этого направления писались на своеобразном «языке души», который «открыл» В.А. Жуковский. Именно он первый задался вопросом: «Невы­разимое ль подвластно выраженью?». Впоследствии эта фраза была пере­осмыслена и перефразирована такими поэтами, как Лермонтов («А душу ль можно рассказать?»), Тютчев («Мысль изреченная есть ложь»).

Если Жуковский послужил в своем роде «первооткрывателем» «язы­ка души», то его усовершенствование происходило в творчестве А.С. Пушкина. Лирический герой любого романтического произведения об­ладал определенными чертами, появление которых так или иначе было связано с отсутствием свободы, стремлением к ней, ее поиском. Герою поэты передавали свои мысли и ощущения, и, таким образом, романти­ческие стихотворения становились в своем роде исповедью, душевны­ми излияниями автора. Таково и первое романтическое произведения 11ушкина — «Погасло дневное светило…». Оно было написано в 1820 г., когда началась южная ссылка поэта. Попав в Екатеринослав, он заболел и стал проситься в Крым для лечения. Только стараниями Раевского, с которым он был дружен, ему разрешили эту поездку, и он оказался на судне вместе с семьей прославленного генерала. Проплывая мимо Гур­зуфа, очевидно, под впечатлением великолепной природы и в связи со своим положением «изгнанника», он написал это стихотворение, послу­жившее началом нового этапа его творчества.

Романтические произведения можно отличить от других по некото­рым признакам, только им присущим. Во-первых, создавая такое про­изведение, автор концентрирует свое внимание на субъективном вос­приятии мира, видя вещи не такими, какие они есть на самом деле, а воспринимая их через призму своих чувств. Например, пейзаж у роман­тиков также субъективен, и автор наделяет неодушевленные предметы или явления эпитетами, присущими только человеку. Характер этих эпитетов зависит от того, какое настроение у поэта, каким размышле­ниям он предастся в момент написания. К примеру, у Пушкина часто встречается определение «угрюмый». Оно относится к скалам, дали, океану. Ясно, что по время написания этих произведений (или строк) поэт находился в подавленном состоянии. Это можно видеть в стихот­ворении «Погасло дневное светило…», где, обращаясь к «угрюмому оке­ану», Пушкин далее вспоминает «прежних лет безумного любовь», «ми­нутной младости минутных друзей».

Я вижу берег отдаленный,

Земли полуденной волшебные края;

С волнением и тоской туда стремлюся я,

Воспоминаньем упоенный…

Закат… сквозь туман синеет море… вдали виднеется берег… Чудес­ная картина! Созерцая такую красоту, автор переполняется чувствами, и свои душевные движения он как бы «очеловечивает». «Замолчавшие мечты», «уснувшие думы» — это олицетворения малейших колебаний Сердечных струн Пушкина. В его стихотворениях, как у всех романти­ков, чувства, мысли живут отдельной жизнью, мечта способна вырвать­ся из головы, ее родившей, и витать где-то рядом:

Мечта знакомая вокруг меня летает…

Судьба героя у романтиков всегда была связана со стремлением куда-то или откуда-то. Мир, в котором он находится, — слишком страш­ный, пошлый — неприемлем для него. Герой не может быть свободен в этом мире и стремится к лучшему. В этом состоит особенность роман­тического мышления: выделяются как бы два мира — «здесь» и «там». «Здесь» всегда плохо, герой обречен на бегство (или изгнанничество) из этого мира, а мир «там» — светел, прекрасен, скиталец, пытаясь его до­стичь, остается один. Примером пушкинского романтизма считается поэма «Кавказский пленник», являющая собой чистый образец принци­пов изображения лирического героя этого направления:

Людей и свет изведал он

И знал неверной жизни цену.

В сердцах людей нашед измену,

В мечтах любви бездушный сон,

Наскуча жертвой быть привычной

Давно презренной суеты,

И неприязни двуязычной,

И простодушной клеветы,

Отступник света, друг природы,

Покинул он родной предел

И в край далекий полетел

С веселым призраком свободы.

Разочаровавшись в дружбе, любви — в жизни, герой бежит в лучший, но его мнению, мир. Он ставит себя выше остальных — и не может жить среди них. Подобный конфликт возникает и между «поэтом» и «толпой»: поэт видит это как борьбу яркой личности и «черни». «Суд глупца» ука­зывает ему, как и о чем писать, и поэт, дабы оставаться свободным, вы­нужден уйти от людей:

Бежит он, дикий и суровый,

И звуков и смятенья полн,

На берега пустынных волн,

В широкошумные дубравы…

Романтические произведения Пушкина являются одними из лучших русских образцов этого направления. «Рожденный» Жуковским, роман­тизм своим развитием во многом обязан Пушкину, и можно смело ска­зать. что в оформлении романтизма как крупного и популярно направ­ления значительная роль принадлежала также и Пушкину.