Роль художественной детали в книге. Повествование о просторах великой сибирской реки, бес­крайней тайге, голубизне и шири поднебесья, «нескончаемости мироздания и прочности жизни», которая «играет» в малой капле и цветке, что дерзко вышел навстречу холодным ветрам и ждет солнца, буквально переполнено художествен­ными деталями, несущими особую нагрузку. Рассказ о таких чудесах природы не может не увлечь всякого, кому не чужда красота родного края, кто ощущает себя частью природы и этой красоты, способен чувствовать радость и биение жизни даже в капле и цветке.

Так, например, в новелле «Капля» автором была затронута важная философская проблема, которую Астафьев формули­рует в рассуждениях о капле, замершей на «заостренном кон­це продолговатого ивового листа». Капля у автора повествования — это отдельная человеческая жизнь. И про­должение существования каждой капли заключается в слия­нии ее с другими, в образовании потока—реки жизни. Так художественная деталь обретает широчайшее философское значение, обобщается в сущность человеческого существова­ния. Чрезвычайно важны здесь и размышления рассказчика о детях, в которых продолжаются наши краткие радости и бла­готворные печали, наша жизнь. Астафьев утверждает, что жизнь человека не прекращается, не исчезает, а продолжается в наших детях и делах. Смерти нет, и в мире ничто не проходит бесследно — вот основная мысль, выраженная писателем в «Капле».

В книге «Царь-рыба» есть новелла с таким же названием. Видимо, автор придает ей особое значение, поэтому мне хоте­лось бы подробнее остановиться именно на ней. Игнатьич — главный герой новеллы. Этого человека уважают односельча­не за то, что он всегда рад помочь советом и делом, за сноровку в ловле рыбы, за ум и сметливость. Это самый зажиточный че­ловек в селе, все делает «ладно» и разумно. Нередко он помога­ет людям, но в его поступках нет искренности. Не складываются у героя новеллы добрые отношения и со своим братом. В селе Игнатьич известен как самый удачливый и уме­лый рыбак. Чувствуется, что он в избытке обладает рыбацким чутьем, опытом предков и собственным, обретенным за долгие годы. Свои навыки Игнатьич часто использует во вред природе и людям, так как занимается браконьерством. Истребляя рыбу без счета, нанося природным богатствам реки непопра­вимый урон, главный герой новеллы сознает незаконность и неблаговидность своих поступков, боится «сраму», который может его постигнуть, если браконьера в темноте подкараулит лодка рыбнадзора. Заставляла же Игнатьича ловить рыбы больше, чем ему было нужно, жадность, жажда наживы лю­бой ценой. Это и сыграло для него роковую роль при встрече с царь-рыбой.

Тут художественная деталь — описание рыбы — приобрета­ет черты почти мистические: рыба походила на «доисториче­ского ящера», «глазки без век, без ресниц, голые, глядящие со змеиной холодностью, чего-то таили в себе». Игнатьича пора­жают размеры осетра, выросшего на одних «козявках» и «вьюнцах», он с удивлением называет его «загадкой приро­ды». С самого начала, с того момента, как увидел Игнатьич царь-рыбу, что-то «зловещее» показалось ему в ней, и позже герой новеллы понял, что «одному не совладать с этаким чуди­щем».

Желание позвать на подмогу брата с механиком вытеснила всепоглощающая жадность: «Делить осетра?.. В осетре икры ведра два, если не больше. Икру тоже на троих?!» Игнатьич в эту минуту даже сам устыдился своих чувств. Но через некото­рое время «жадность он почел азартом», а желание поймать осетра оказалось сильнее голоса разума.

Кроме жажды наживы, была еще одна причина, заставив­шая Игнатьича помериться силами с таинственным сущест­вом. Это удаль рыбацкая. «A-а, была, не была! — подумал главный герой новеллы. — Царь-рыба попадается раз в жиз­ни, дай то не «всякому Якову». Отбросив сомнения, «удало, со всего маху Игнатьич жахнул обухом топора в лоб царь-ры- бу…».

Образ топора в этом эпизоде вызывает ассоциацию, с Рас­кольниковым. Но герой Достоевского поднял его на человека, а Игнатьич замахнулся на саму мать-природу. Герой новеллы думает, что ему все дозволено. Но Астафьев считает, что эта вседозволенность не может быть ничьим правом. С замирани­ем сердца следишь за поединком Игнатьича с таинственной рыбой. Вскоре незадачливый рыбак оказался в воде, опутан­ный своими же удами с крючками, впившимися в тела Иг­натьича и рыбы. «Реки царь и всей природы царь — на одной ловушке», — пишет автор. Тогда и понял рыбак, что огром­ный осетр « не по руке ему ». Да он и знал это с самого начала их борьбы, но «из-за этакой гады забылся в человеке человек». Игнатьич и царь-рыба «повязались одной долей». Их обоих ждет смерть. Страстное желание жить заставляет человека рваться с крючков, в отчаянии он даже заговаривает с осетром. «Ну что тебе!.. Я брата жду, а ты кого?» — молит Игнатьич. Жажда жизни толкает героя и на то, чтобы перебороть собст­венную гордыню. Он кричит: «Бра-ате-ельни-и-и-ик!..» Иг­натьич чувствует, что погибает. Рыба «плотно и бережно жалась к нему толстым и нежным брюхом». Герой новеллы ис­пытал суеверный ужас от этой почти женской ласковости хо­лодной рыбы. Он понял: осетр жмется к нему потому, что их обоих ждет смерть.

В этот момент человек начинает вспоминать свое детство, юность, зрелость. Кроме приятных воспоминаний, приходят мысли о том, что его неудачи в жизни были связаны с браконь­ерством. Игнатьич начинает понимать, что зверский лов рыбы всегда будет лежать на его совести тяжелым грузом. Вспом­нился герою новеллы и старый дед, наставлявший молодых рыбаков: «А ежли у вас, робяты, за душой што есть, тяжкий грех, срам какой, варначество — не вяжитесь с царью-рыбой, попадется коды — отпушшайте сразу». Слова деда и заставля­ют астафьевского героя задуматься над своим прошлым. Ка­кой же грех совершил Игнатьич? Оказалось, что тяжкая вина лежит на совести рыбака. Надругавшись над чувством невес­ты, он совершил проступок, не имеющий оправдания. Игнать­ич понял, что этот случай с царь-рыбой — наказание за его дурные поступки. В этом и проявляется главная мысль новел­лы и всей книги: человека ожидает расплата не только за вар­варское отношение к природе, но и за жестокость к людям. Истребляя в своей душе то, что природа закладывает изна­чально (доброту, порядочность, милосердие, честность, лю­бовь), Игнатьич становится браконьером не только по отношению к природе, но и к самому себе.

Человек — это неотъемлемая часть природы. Он должен жить с ней в согласии, иначе она будет мстить за свое униже­ние, «покорение». Это утверждает Астафьев в своей книге. 06- ращаясь к Богу, Игнатьич просит: «Господи! Да разведи ты нас! Отпусти эту тварь на волю! Не по руке она мне!» Он просит прощения у девушки, которую когда-то обидел: «Прос-сти-итееее… ее-еээээ… Гла-а-аша-а-а, прости-и-и». По­сле этого царь-рыба освобождается от крюков и уплывает в родную стихию, унося в теле «десятки смертельных уд». Иг- натьичу сразу становится легче: телу — оттого что рыба не вит села на нем мертвым грузом, душе — оттого что природа простила его, дала еще один шанс на искупление всех грехов и начало новой жизни.

«Царь-рыба» воспитывает чувство ответственности и за­ставляет задуматься каждого над словами автора о том, что за дурные поступки человека обязательно ждет возмездие. Чита­ется этот сборник новелл с большим интересом, учит любить природу, воспитывать доброе отношение к человеку. Эта кни­га делает читателя добрее, умнее.