Ранний романтизм. Романтические произведения А М. Горького увидели свет в 90-е годы XIX века Это было время равнодушия к идеалам и смелым устрем­лениям. Те исторические пути, которыми шли народники, вызвали ра­зочарование среди интеллигенции. Лозунг 90-х годов: «Наше время — не время великих задач». Низвергается герой, прославляется средний чело­век. Жизнь утрачивает свой высокий смысл.

Горький явился выразителем в литературе нового этапа освободитель­ного движения. Серость буржуазной действительности привела его не к отрицанию подвига, а к необходимости поисков героического в романти­ческой, вымышленной среде Романтическое бунтарство молодого Горь­кого было формой отрицания мещанства. Но его стремление в иную жизнь рядилось в романтические одеяния лишь до того момента, пока живые впечатления реальной действительности не указали художнику на конкретно-исторический, а не сказочно-романтический выход.

В письме к Чехову Горький приветствовал новый век: «Я недавно видел пьесу «Сирано де Бержерак» и пришел от нее в восторг: «Дорогу свободным гасконцам! Мы южного неба сыны, Мы все под полуденным солнцем, И с солнцем в крови рождены!»

Это восхищение людьми «с солнцем в крови» проявилось у Горького уже в самом его первом рассказе «Макар Чудра». Крепко любили друг друга удалой цыган Лойко Зобар и сказочная Рада. Но волю они люби­ли еще больше. И во имя нее они не пожалели своих жизней. Горький преклоняется перед сильной, могучей страстью «естественного» челове­ка, который рожден вольными степями, свободен и удален от мира мел­ких помыслов, расчета, корысти. Цыганский табор — это община, где действуют свои суровые законы, но они, по мнению автора, не унижа­ют, а прославляют человека, его непреклонную волю. Такой выбор ге­роев определяется ненавистью писателя к классу мещан. — рабов копей­ки, живущим мелкими страстями.

В «Песне о Соколе» спор между Соколом (героем) и Ужом (меща­нином) приводит читателя к мысли о том, что подвиг необходим, даже

если окружающие не способны его оценить. Горький прославляет «бе­зумство» тех, кто жертвует собой, не надеясь на уважение и понимание. Эта мысль особенно важна была в эпоху, когда люди утратили потреб­ность в героическом. Писатель глубоко верит в то, что нет напрасных жертв во имя светлого будущего. Его революционный оптимизм с осо­бой силой выразился в «Песне о Буревестнике», которая явилась пря­мым призывом к революции, «буре».

Художественный стиль ранних романтических произведений Горь­кого весьма своеобразен: он насыщен символикой, гиперболами, про­тивопоставлениями. Большую роль играет пейзаж: море, степь, горы. Речь героев взволнованная, патетическая, лишенная обыденных выра­жений. Сказочность стиля молодого Горького шла от стремления вне­сти «в бедную жизнь такие вымыслы», которые пробудили бы в людях желание необыкновенной, свободной, героической жизни.

Однако, Горький начинает сознавать важность конкретных соци­альных и бытовых характеристик героев. И он наделяет их реальными чертами «людей дна», также как романтики XIX века наделяли своих героев отличительными чертами «рыцарей» или «благородных дикарей».

Горький создает свой собственный мир. В нем часто можно наблю­дать некоторые особенности современной ему России. Тем не менее художественная реальность писателя живет по собственным внутренним законам. И законы эти отличаются от законов, существовавших для ре­алистов XIX века.

В этом мире природа тесно связана с душевным состоянием героев, что соответствует канонам романтизма. Море в рассказе «Челкаш», лес в легенде о Данко, степь в рассказе «Дед Архип и Ленька» меняются по ходу развития сюжета. Если в начале произведения природа спокойна и обычна, то во время основного конфликта она «отражает» душевное на­пряжение героев. Так начинается гроза или буря. Кроме того, природа имеет двойственный характер. Она либо помогает людям, создавая есте­ственный фон вольной жизни, как в начале рассказа «Старуха Изергиль», либо противостоит им. В этом противостоянии участвует, скорее, не столько сама природа, сколько ее «ложное подобие», созданное людьми.

Воплощением этого «ложного подобия» является портовый город, который «дышит мощными звуками страстного гимна Меркурию», или «живой» лес, возникший из-за страха людей перед природой. В обоих случаях созданная людьми реальность «поработила и обезличила их», поэтому она должна исчезнуть в тот момент, когда людям удается побе­дить свой страх. Напротив, подлинная природа всегда жива. Она вопло­щает неизменные и вечные законы жизни, поэтому большинство расска­зов заканчивается пейзажами, символизирующими «вечность», непод­властную мелким страстям красоту и гармонию природы.

Главный герой обычно связан с природой. Вокруг него строится все повествование. Так, Челкаш чувствует себя свободным только в море, умирающий Ларра смотрит в небо. Такая связь позволяет выделить глав­ного героя, что соответствует традиции романтизма. Этот герой — изгой в обществе, он всегда одинок. Отнюдь не являясь «вторым Я» автора, он, тем не менее, воплощает определенные идеи, близкие Горькому.

У главного героя, как правило, есть антагонист. Между ними и воз­никает конфликт, на основе которого разворачивается сюжет. Таким образом, основной конфликт не только межличностный, но и идейный. «Свободные» герои противостоят героям, зависящим либо от денег, либо от «традиций», либо от «незнания». Свобода для всех резко отличается от свободы для себя. Первую воплощает Данко, вторую — Ларра. Толь­ко свобода для всех может принести счастье людям, научить их «видеть жизнь», как говорит старуха Изергиль. Её судьба противопоставлена мещанскому идеалу «спокойной жизни».

И мечта Гаврилы «одоме», и «забота» деда Архипа о Леньке, и «муд­рость» Ужа — это «мещанский идеал» для Горького. Традиционное в романтизме противостояние «личности» и «толпы» усложняется у Горь­кого. Персонажи оцениваются еще и с точки зрения этики, поэтому получается парадоксальный результат: человек толпы походит на демо­на, стремящегося к «воле для себя» (в том отношении, что и тот, и дру­гой могут совершить преступление). И здесь они противостоят Данко, жертвующему собой ради других и потому являющемуся подлинной «личностью».

Горький видел, что всякие этические оценки относительны. Сам он, например, выступал против христианского милосердия и этики в расска­зе «Дело с застежками». Горький считал, что человек не только скопление грехов и пороков, но и существо, способное изменять себя и мир. Из-за этого всякая этика должна быть «активной», то есть должна оценивать человека с точки зрения его способности «жить, а не примиряться».

Завязкой сюжета часто оказывается проблема, на которую две раз­ные системы взглядов дают разные ответы. Это украденный платок в рассказе «Дед Архип и Ленька», проблема «цены денег» в «Челкаше» или «свободы» в «Старухе Изергиль» Затем конфликт развивается и наступа­ет развязка, причем герой может гибнуть, но его идеи побеждают. По­беждают не в реальной жизни, а в читательской оценке происходящего. Сокол не смог доказать «свою правду» Ужу, для которого счастье поле­та раскрывается в падении. Но именно Сокол предстает перед читателя­ми в качестве положительного героя.

Противостояние двух мировоззрений проявляется и во внешнем облике персонажей, и в их восприятии действительности. «Красивые люди» всегда сравниваются с птицами, они «способны летать», в отли­чие от «рожденных ползать». Внешностью и речью они резко отличаются от окружающих людей. Мир «красивые люди» видят по-своему, для них не существует в нем ничего страшного и непонятного. Для Челкаша «огненно-голубой меч», увиденный Гаврилой, является простым «фона­рем электрическим».

Таким образом, художественное своеобразие ранних произведений Горького связано с мировоззрением его героев. Сюжет строится на ос­нове противостояния двух комплексов идей. Герои, несущие эти идеи, даже погибая, остаются победителями. С самого начала произведения они композиционно выделены и противопоставлены остальным персо­нажам в силу того, что стремятся «жить, а не примиряться». Из-за того, что они противостоят мещанскому идеалу, положительные герои часто воплощаются в таких характерных образах, как «босяки». Это проявля­ется и в речи, и в стремлении к «вольной природе», и в конфликте с су­ществующим обществом. Такая социальная обособленность позволяет говорить об их сходстве с романтическими героями XIX века. В то же время Горький наделяет своих героев отличительными чертами именно «людей дна», что можно воспринимать как стремление к реалистичес­кому описанию жизни России начала XX века.

Романтические произведения Горького особенно любит молодежь, потому что в молодости человек более всего одержим стремлением пе­ределать, перестроить жизнь. Идеальные, светлые, благородные герои и через сто лет привлекают читателя своей непохожестью на окружающих нас людей. «Безумство храбрых — вот мудрость жизни!» Да, существую­щая жизнь с ее укладом преподносится как некая истина, но она не веч­на. Борьба за изменение жизни, вечное движение вперед — вот в чем заключается подлинная истина!