ПУШКИН В ТВОРЧЕСТВЕ. Невозможно перечислить всех поэтов «золотого века», на которых не оказали бы влияние гений Пушкина, поразитель­ное обаяние его личности, его гуманистическая философия и нововведения в области русского стиха. Влияние его Музы спо­собствовало и формированию лучших поэтов «серебряного века».

Анна Андреевна Ахматова росла и училась в Царском Селе, где витал дух ее любимого поэта. В ее жизни стихи Пушкина занимали особое место. Именно в Царском селе созданы мно­гие стихи ее первого сборника «Вечер». Среди них — посвяще­ние юному Пушкину:

Смуглый отрок бродил по аллеям,

У озерных грустил берегов,

И столетие мы лелеем

Еле слышимый шелест шагов.

Иглы сосен густо и колко

Устилают низкие пни…

Здесь лежала его треуголка

И растрепанный томик Парни.

Да, у своего учителя, любимого поэта училась Анна Ахма­това тонкостям поэтического слова: краткости, простоте… В 1916 году рождается стихотворение «Царскосельская статуя». Стихотворение с таким же названием есть и у Пушкина, он, очевидно, как и его ученица, в восхищении останавливался перед фонтаном. Бронзовая статуя дорога Ахматовой:

…Я чувствовала смутный страх

Пред этой девушкой воспетой,

Играли на ее плечах

Лучи скудеющего света.

И как могла я ей простить

Восторг твоей хвалы влюбленней…

Смотри, ей весело грустить

Такой нарядно обнаженной.

С великим интересом исследовала Анна Андреева пушкин­ское творчество. Примерно с середины двадцатых годов она начала очень тщательно и усердно, с большим интересом за­ниматься изучением жизни и творчества гения. Это «Пушкин и Невское взморье», «Каменный гость» Пушкина», дополне­ния к этой статье, «Слово о Пушкине».

«Через два дня его дом стал святыней для его Родины, и более полной, более лучезарной победы свет не видел. Вся эпоха (не без скрипа, конечно) мало-помалу стала на­зываться пушкинской. Все красавицы, фрейлины, хозяй­ки салонов, кавалерственные дамы, члены высочайшего двора, министры постепенно начали именоваться пушкин­скими современниками… Он победил и время, и простран­ство. Говорят, пушкинская эпоха, пушкинский Петербург. И это уже к литературе никакого отношения не имеет, это что-то совсем другое. В дворцовых залах, где они танцева­ли и сплетничали о поэте, висят его портреты и хранятся его книги, а их бледные тени изгнаны оттуда навсегда. Про их великолепные дворцы и особняки говорят: здесь бывал Пушкин, или здесь не бывал Пушкин. Все осталь­ное никому не интересно».

Царское Село стало дорогим сердцу Ахматовой местом навеки. Это ее жизнь, это жизнь Пушкина. Много воспоми­наний Анны Ахматовой связано с царскосельским парком, Летним садом, где «статуи помнят ее молодой». Вслед за своим царскосельским предшественником Анна Андреевна Ахматова воздвигла себе памятник нерукотворный. И, как два колокола, перекликаются и по сей день век «золотой» и век «серебряный»:

…А там мой мраморный двойник,

Поверженный под старым кленом,

Озерным водам отдал лик,

Внимает шорохам зеленым.

И моют светлые дожди

Его запекшуюся рану…

Холодный, белый, подожди,

Я тоже мраморною стану.