Психологизм драмы А. Н. Островского “Бесприданница”Лучшей психологической драмой А. Н. Островского по праву счи­тается «Бесприданница». Ее нередко сопоставляют с «Грозой», и в изве­стной мере это справедливо. «Гроза» — главное произведение дорефор­менной драматургии Островского, «Бесприданница» же вбирает в себя многие мотивы пореформенного творчества драматурга. В обеих пьесах перед нами развертывается драма незаурядной женской натуры, приво­дящая к трагической развязке. Существенную роль играет собиратель­ный образ волжского города, в котором происходит действие. Но разли­чие эпох, изображенных в этих пьесах, привело к совершенному несход­ству художественного мира «Грозы» и «Бесприданницы».

Душа Катерины в «Грозе» вырастает из народной культуры, одухот­воренной нравственными ценностями православия, а Лариса Огудало- ва — человек нового времени, порвавшего связи с тысячелетней народ­ной традицией. В отличие от Катерины, Лариса лишена цельности. Ее талант, стихийное стремление к нравственной чистоте, правдивость — все, что идет от ее богато одаренной натуры, — высоко возносит герои­ню над окружающими. Но сама житейская драма Ларисы — результат того, что буржуазные представления о жизни имеют над ней власть, вли­яют на ее понимание людей.

Мотив торговли, проходящий через всю пьесу и концентрирующий­ся в главном сюжетном событии — торге за Ларису, охватывает всех ге- роев-мужчин. Паратов здесь не только не исключение, но, как выясня­ется, — самый жестокий и бесчестный участник торга. Отвечая на вос­торженные рассказы своей невесты о смелости Паратова, бестрепетно стрелявшего в монету, которую держала Лариса, Карандышев верно за­мечает: «Сердца нет, оттого он так и смел». И Островский солидарен с этим мнением, хотя Карандышев и не является выразителем авторских оценок. Почти каждый из действующих лиц в той или иной момент вер­но оценивает ситуацию и людей, участвующих в ней.

Сложность характеров героев — будь то противоречивость их внут­реннего мира, как у Ларисы, или несоответствие внутренней сущнос­ти героя и внешнего поведения, как у Паратова, — вот в чем психоло­гизм драмы Островского. Паратов для всех окружающих — большой барин, широкая натура, бесшабашный храбрец. Но, с другой стороны, автор тонко, как бы между прочим, показывает нам и другого Парато­ва, его истинное лицо. При первой же встрече с ним мы слышим при­знание: «Что такое «жалость», этого я не знаю. У меня, Мокий Парме- ныч, ничего заветного нет; найду выгоду, так все продам, что угодно». И сразу мы узнаем, что продает Паратов не только «Ласточку», но и себя самого невесте с золотыми приисками. В конечном итоге, тонко компрометирует его и сцена в доме Карандышева, потому что отделка квартиры и попытка устроить роскошный обед -это ведь карикатура на стиль и образ жизни Паратова. И вся разница заключается в суммах, которые каждый из героев может на это потратить.

Средством психологической характеристики у Островского являют­ся не откровения героев, не рассуждения о их чувствах, но преимуще­ственно их действия и бытовой диалог. Ни один из героев не изменяет­ся в процессе драматического действия, а лишь постепенно раскрыва­ется перед зрителями. Даже о Ларисе можно сказать то же: она прозре иает, узнает правду об окружающих ее людях, принимает страшное ре­шение стать «очень дорогой вещью». И только смерть освобождает ее от всего, чем наделил житейский опыт.

Финал драмы — смерть героини среди праздничного шума, под цыганское пение — поражает своей художественной дерзостью. Душев­ное состояние Ларисы показано автором с безупречной психологичес­кой точностью. Она смягчена, успокоена, она всех прощает, потому что счастлива тем, что безрассудный, самоубийственный поступок Каранды­шева освобождает ее от унизительной жизни содержанки. Редкий худо­жественный эффект этой сцены А. Н. Островский строит на остром столкновении разнонаправленных эмоций: чем больше мягкости и все­прощения у героини, тем острее суд зрителя.

Драма «Бесприданница» стала вершиной творчества Островского, произведением, в котором сошлись в удивительно емком художествен­ном единстве мотивы и темы большинства пьес позднего периода. В этой пьесе раскрыты по-новому сложные и психологически многозначные человеческие характеры.