Сердце в людях бывает слепое.

А. Платонов

Проблемы нравственности в литературе XX в. С первых строк рассказа Андрея Платонова «Юш­ка» мы знакомимся с его главным героем. Автор под­робно описывает его. Юшка мал ростом и худ, у него редкие седые волосы, сморщенное лицо, «глаза же у него были белые, как у слепца, и в них всегда стоя­ла влага, как неостывающие слезы». Этого тихого, кроткого человека, помощника кузнеца, на самом де­ле зовут Ефим, но все называют его Юшкой. И ка­жется, что Юшка, плохо видевший, слабый, не пив­ший чай и не покупавший сахар, долгие годы носивший одну и ту же одежду, должен вызывать со­чувствие. Но люди относятся к нему иначе. Дети под­нимали с земли ветки, камешки, бросали их в Юшку. Они не понимали, почему он не сердится на них, не злится, и старались сделать ему больно. Чем объясняется такое поведение детей? Как известно, дети очень часто повторяют поступки старших. Взрослые же вымещали на ни в чем не повинном Юшке свои обиды, злобу, ожесточались еще больше, видя, что он кротко переносит все это, что он так непо­хож на них: «И после разговора, во время которого Юшка молчал, взрослый человек убеждался, что Юшка во всем виноват, и тут же бил его. От кротости Юшки взрослый человек приходил в ожесточение и бил его больше, чем хотел сначала, и в этом зле забы­вал на время свое горе».

А. Платонов ценил творчество Ф. М. Достоевского, в произведениях этих писателей можно обнаружить немало общего. Достоевский верил в пробуждение в человеке Божественного начала, в возможность жизни по заветам Спасителя. Идею классика воспринял А. Платонов. В его творчестве появляются обра­зы героев, которых можно назвать спасителями. Юшка к таким героям не относится, но он наделен чертами, которые роднят его с Христом. В первую очередь это кротость. Она так поражала, была такой необычайной, что дети даже сомневались: а живой ли это человек? Юшка — это человек, любящий лю­дей, как Христос, верящий в то, что любовь живет и в их сердцах. Юшке живется очень тяжело, люди, терзающие его, не понимают его смирения и любви. Но все же случается, что Юшке дышится вольнее, что отдыхает не только его больная грудь, но и душа. Это происходит на природе. Только здесь, «где было вовсе безлюдно, Юшка не скрывал более своей любви к живым существам». С теплотой он относится не только к людям, но и к бабочкам, жукам и даже к цветам. «Он склонялся к земле и целовал цветы, стараясь не дышать на них, чтоб они не испортились от его дыхания, он гладил кору на деревьях и поды­мал с тропинки бабочек и жуков, которые пали за­мертво…»

Однажды с Юшкой произошло то, чего с ним ни­когда не случалось, — Юшка «осерчал». Именно «осерчал», а не вознегодовал, не рассердился, не ра­зозлился, не разгневался, не рассвирепел. Я думаю, что это слово очень точно говорит о характере глав­ного героя, еще раз подчеркивает его кротость и доб­роту.

Почему же так жестоки безымянные герои рас- екнза? Почему прохожий толкнул Юшку и спокойно « у шел домой пить чай », оставив умирающего челове­ка? Ответ на этот вопрос дает сам Юшка: «Сердце а людях бывает слепое». Эти два слова — «слепое сердце» — как нельзя лучше характеризуют героев рассказа. Если у человека слепое сердце, значит, он не хочет понимать другого, не испытывает ни жалос­ти, ни сочувствия, не жертвует собой, сам не творит днПро и не замечает, когда добро делают другие.

Юшка искренне верил, что народ любит его. Пн и считаю, что он ошибался. Слепое сердце неспо­собно любить. Юшка не знал радости, живя среди людей. Единственное, что у него было, за что можно было держаться, — это жизнь. И Юшка держался за нее изо всех сил. Даша, дочь хозяина кузницы, жале­ла Юшку, но и она замечала: «Лучше бы ты умер, Юшка. Зачем ты живешь?» А Юшка осознавал цен­ность каждого человека в мире и свою ценность, не понимал, зачем ему нужно умирать, ведь он родился, чтобы жить. «А чего я тебе, чем я вам мешаю!.. Я жить родителями поставлен, я по закону родился, я тоже всему свету нужен, как и ты, без меня тоже, значит, нельзя!..» — восклицает он, «осерчав». Но у Юшки отняли и то единственное, что у него бы­ло в мире людей, — жизнь. Юшка умер, став жерт­вой людской слепоты. Если раньше всех раздражала безответность, покорность Юшки, то теперь прохо­жему не понравилось, что Юшка «заговорил». «Ты мне не мудруй! — закричал прохожий. — Я сам по­мудрей тебя. Ишь, разговорился, я тебя выучу уму!» Прохожего возмутило, что Юшка считает себя рав­ным ему. Действительно, они неравны. Но не потому, что Юшка — «юрод негодный», «божье чучело», а потому, что он неизмеримо богаче духовно. Про­ститься с Юшкой пришли все те, кто «потешался над ним и мучил его при жизни». Но, похоронив Юшку, люди о нем забыли.

Без тихого, безропотного Юшки жить людям стало хуже. Уже не было человека, на котором можно бы­ло бы безнаказанно вымещать зло, который покорно терпел бы все издевательства и насмешки: «Теперь вся злоба и глумление оставались среди людей и трати­лись меж ними…» Получается, что смысл жизни Юшки сводился к тому, чтобы принимать на себя людское недоброжелательство? И не было ни одного человека, который бы любил Юшку?

Однажды в непогожий день в кузницу пришла де­вушка. Она искала Ефима Дмитриевича, то есть Юш­ку. Девушка оказалась его приемной дочерью. Это к ней уходил он каждое лето, приносил деньги, что­бы она могла жить и учиться. Юшка не ел сахар, что­бы эта девушка ела его. И девушка по-настоящему любила Юшку — «любила всем теплом и светом сво­его сердца…»

Несмотря на трагический финал — смерть Юшки, писатель говорит о торжестве добра и человечности. Любовь Юшки нашла отклик в другой душе. В том, что девушка стала врачом, что она облегчает страда­ния больных и утешает их, — заслуга Юшки. В горо­де Юшку позабыли, и все же он словно продолжает жить. Он был прав, сказав: «Я тоже всему свету ну­жен». Можно сказать, что Юшкина красивая душа продолжает жить в его приемной дочери. Врача на­зывают «дочерью доброго Юшки, позабыв давно са­мого Юшку и то, что она не приходилась ему доче­рью». Наверное, такому скромному, незаметному человеку, как Юшка, и неважно было, станут ли по­мнить о нем в городе. Гораздо нужнее, чем память после смерти, для него были теплота и участие при жизни.