Проблематика рассказов А.И. Чехова. Рассказы А. П. Чехова просты, коротки, но за этой видимой просто­той при каждом следующем прочтении мы находим что-то новое, более глубокий смысл, обращаем внимание на сложное художественное пост­роение.

Рассказы предельно лаконичны и требуют, соответственно, опреде­ленных художественных приемов, таких как сжатость повествования, когда многое оказывается сказанным «за скобками произведения», пре­суппозиция, когда читатель понимает многое и без объяснения автора. Таким образом, Чехов следует своему утверждению: «Краткость — сест­ра таланта». При этом писателю удается уместить очень многое в неболь­ших по объему произведениях.

В основном, в рассказах можно выделить два главных пункта: нали­чие социальных типажей (то есть изображение в лице отдельного чело­века какого-либо качества) и многообразие человеческих натур вообще. Часто предметом рассказа становится судьба персонажа или переломный момент в жизни, когда человек поступает необдуманно, а, значит, наибо­лее искренне. То есть Чехов не опускался до конкретного указания на со­циальное явление, считая своего читателя интеллектуальным человеком. Если предметом изображения должен был стать общечеловеческий недо­статок — автор показывал отдельного человека; если порок встречался не­часто и заслуживал особого внимания — судьба человека прослеживалась целиком (например, рассказ «Ионыч*). И очень мало присутствует в рас­сказах авторской субъективности, он предоставляет читателю возможность самостоятельно подумать над типажами и насущными проблемами.

В рассказе «Хамелеон» мы видим некую ситуацию, из которой мож­но сделать большие выводы. Он, безусловно, очень смешон, но за этим смехом, как обычно и бывает у Чехова, проглядывается трагизм ситуа­ции, и становится грустно. Имя главного героя стало нарицательным, появилось даже понятие «хамелеонства» — готовности в угоду чинам моментально менять свое мнение или решение. Чинопочитание присут­ствует и в другом рассказе Чехова — «Смерть чиновника». Хотя Червя­ков и не меняет своего мнения в зависимости от обстоятельств, но его роднит с героем «Хамелеона» то, что у них присутствует шаблонность мышления, стереотип поведения, так неуважаемые автором. Каждое их решение отталкивается от принципа социальной иерархии.

У Чехова, в целом, авторская позиция четко не выражена, и таким образом проблематика по сути тоже не видна отчетливо. Но справедли­вость чеховской идеи доказывается самой логикой жизни, и, следова­тельно, можно считать одной из главных идей — непрерывность течения жизни и невозможность ему противостоять.

Может ли человек вырваться из среды? Кто сильнее: человек или среда? На эти вопросы Чехов отвечает так: да, человек способен побе­дить среду, но при наличии у него высших душевных качеств. Изобра­жаемые же им герои сами хотят оставаться в своей среде, втягиваясь в нее все больше и больше.

Основными качествами персонажей его рассказов является, во-пер­вых, отсутствие внутреннего стержня, потеря направления действия. Так, Душечка не знает, зачем она живет, зачем думает, и, не видя перед собой примера для подражания, объекта, на который можно направить свои силы, она оказывается беспомощной и бесполезной.

Во-вторых (и это является главной целью Чехова), автор наносит со­крушительный удар по пошлости, в самом широком смысле этого поня­тия. Для него пошлость — это превращение людей в подобия человека. Тонко чувствуя свое время, понимая, что господствует такой тип людей, Чехов показывал, что дух времени лишает людей уверенности, обрекая на прозябание.

Однако нельзя списывать на дух времени абсолютно все (хотя, как уже было сказано, с этим стоит считаться). Человек сам может строить свою жизнь, и примером этому служит сам автор. Из схватки со средой можно выйти победителем, именно поэтому Чехов не жалеет своих сла­бых героев, поскольку знает, что они в силах все изменить.