Быть иль не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль смиряться под ударами судьбы, Иль надо оказать сопротивленье И в смертной схватке с целым морем бед Покончить с ними?Умереть. Забыться…

У. Шекспир

Проблема выбора в трагедии. Эпоха Уильяма Шекспира была наполнена дворцовыми инт­ригами, войнами, сменами династий. Вместе с тем, это была эпо­ха, когда заканчивалась эпоха средневековья и зарождалось бур­жуазное общество, Новое общество формировало новые отноше­ния, новые принципы; происходила ломка устоявшихся традиций, понятий, всего жизнеустройства. Возрастала тревога и страх перед неизвестным миром. И Шекспир — один из крупнейших трагиков всех времен и величайший драматург Возрождения, как никто дру­гой, сумел отразить трагедию своего времени — трагедию фило­софского разочарования выдающейся личности в возможности ра­зумно действовать и в одиночку исправить свое время.

Ощущение катастрофы, трагичности выбора наиболее ярко предстает перед нами в «Гамлете».

Легенда о Гамлете уходит корнями в XIII столетие, она вос­производилась многими авторами. Однако основой всех предыду­щих интерпретаций являлась месть Гамлетададе, отравившему его отца. Шекспир же вложил в этот сюжет более глубокий смысл. Если ранее герой ставился в зависимость от внешних «роковых» обсто­ятельств, подавляющих человеческую инициативу, то у Шекспира человек находит в себе мужество и силы бросить вызов всему не­справедливому свету и вести с ним героическую борьбу В конф­ликте шекспировской трагедии до предела обнажаются крайние степени благородства и низости, честности и коварства, душев­ной щедрости и беззастенчивости, эгоизма.

Юность героя прошла в Виттенберге — средоточии вольных мыслей. И Гамлет, вернувшись на родину, ощущает чудовищное расхождение своих понятий с реальностью, где властвует «одно лишь семя: дикое и злое». Гамлетовский идеал оказался слишком далек от жизни. Герой не может расстаться с ним, ибо это значило бы предать самого себя; однако его вера в то, что человек прекра­сен, существенно подкошена: «Мужчины не занимают меня и жен­щины тоже», — говорит он Гамлет уже не видит в человеке «венец всего живущего». Теперь и земля кажется ему «бесплодною ска­лою». Он утратил свою прежнюю веселость и жажду жизни. Все чаще стала посещать его грусть о бренности жизни:

Истлевшим Цезарем от стужи

Заделывают дом снаружи.

Пред кем весь мир лежал в пыли,

Торчит затычкою в щели.

Чем же вызвана столь разительная перемена. Ответ виден в сло­вах самого Гамлета:

Порвалась дней связующая нить.

Как мне обрывки их соединить!

Герой берет на себя ответственность за спасение мира, но од­ному человеку не под силу восстановить гармонию и справед­ливость. Эти противоречия и вызывают у Гамлета сомнения, уко­ры самому себе за малодушие. Он видит решение, сознает его не­обходимость и разумность, но в то же время не желает действовать методами самих узурпаторов. Какое-то оцепенение охватывает ге­роя перед решительным шагом. Однако он жаждет справедливос­ти, готов даже пожертвовать собой во имя правды. Гамлет все силь­нее чувствует, что не сможет выполнить своего высокого предназ­начения. Отсюда и колебания, трагический выбор между «быть» и «не быть», Гамлета не страшит путешествие в «страну, откуда ни один не возвращался», он не желает терпеть «униженья века, не­правду угнетателя, вельмож заносчивость. . и более всего насме­шек недостойных над достойным». Для него не приемлема жизнь против собственной совести, жизнь, которую ведут Клавдий, По­лоний и Гертруда. В его мучительных терзаниях побеждает стрем­ление к истине, справедливости:

О, мысль моя, отныне будь в крови.

Живи грозой иль вовсе не живи!

Он делает выбор в пользу «не быть». И это осознанный шаг, серьезный выбор, а не безрассудство.

Столкновение Гамлета с Клавдием — это столкновение двух враждебных миров, двух нравственных систем, различных ценно­стей, жизненных принципов; столкновение низкой корыстной души, полной злобы и эгоизма, и сердца, полного человечности и добра, стремления к справедливости и правде. И это столкнове­ние может иметь лишь один исход — трагический. Но в этом споре все, в ком еще жива душа, встают на сторону Гамлета.

Весьма неоднозначен характер шекспировского героя, но од­но можно с уверенностью сказать: Гамлет вместил в себя многое, и по своей сложности этот характер — непревзойденный в ми­ровой литературе. Великий русский критик В. Г. Белинский пи­сал о Гамлете: «Это душа, рожденная для добра и еще в пер­вый раз увидевшая зло во всей его гнусности». Одиночество Гамлета — это одиночество человека, который опередил свое время, находится с ним в трагическом разладе и потому поги­бает.

Каждый век рождает своих гамлетов. И во все времена жизнь ставит нас перед выбором. В этом великое значение «вечно­го» образа, созданного Шекспиром в своей бессмертной траге­дии.