ПРОБЛЕМА ВЫБОРА ПУТИ. В напряженной и трагической реальности романа Достоев­ского как шелуха отброшены бытовые реалии нашего сущес­твования: должности, профессии, приятельства и неприязни. Автор не нагнетает «ужасы» — его самого страшит потерян­ность человека в мире: готовность к греху, попранию высо­ких истин и нравственных ценностей. Герои Достоевского как будто живут в безвоздушном пространстве первобытно­го вселенского хаоса, где все начинается с них: именно им необходимо сделать первый и самый трудный шаг, ибо от этого зависят судьбы мира. Его герои видят мир в философ­ском аспекте, а в жизнь вступают — чтобы постичь смысл жизни. Поэтому из реальной действительности Достоевский переносит в свой мир главную проблему — проблему выбора пути — в столь сконцентрированном виде, в каком она в на­шей обыденности существовать не может.

Два пути лежат перед человеком: стать палачом или жертвой. Третьего не дано. Почему так? Разве в жизни мы часто сталкиваемся с подобной дилеммой? Во всей ее остроте — лишь в исключительных случаях. Более того, многие так никогда и не поставят перед собой этого вопро­са. Но это не означает, что вопрос не вставал перед ними: они просто не захотели его увидеть, осознать, остановиться и осмыслить себя и мир.

Потому что в ином звучании этот вопрос можно сформу­лировать так: что для тебя лично важнее — ты сам или ок­ружающие? Твоя жизнь — или жизнь чужая? И здесь реше­ние может быть только однозначным: или — или.

Этот выбор стоит перед каждым человеком, вступающим в сознательную, взрослую жизнь. Уникальность Достоевско­го в том, что никто, кроме него, не поставил вопрос выбора

с такой ясностью, не определил его так неотвратимо, не до­казал, что, лишь осознав эту проблему и приняв ответствен­ность за избранный путь, человек может двигаться дальше.

Вот почему каждый из нас должен в момент взросления, в момент первой переоценки ценностей пройти «через Досто­евского»: построить с Раскольниковым схему разделения лю­дей на разряды; увидеть убитую старуху-процентщицу и за­щищающуюся рукой от топора Лизавету; услышать исповедь Сони; ужаснуться сходству с Лужиным…