Проблема отцов и детей. Роман Бальзака «Отец Горио», открывающий серию романов, названную «Человеческая комедия», был написан в 1834 году.

Во вступлении к роману автор обращается к читателю с просьбой не упрекать его в преувеличениях. Он утверждает, что жизненная драма, изображённая им, «… до такой степени правдива, что вся­кий найдёт её зачатки в себе самом, в своём сердце».

В центре внимания романа растлевающая власть денег, кото­рая показана через вечную проблему отцов и детей.

Один из главных героев романа — папаша Горио — живёт в бедном пансионе вдовы Воке среди предметов, на которых ле­жит отпечаток скаредности и мещанской безвкусицы.

«С точностью астронома» отмеряет хозяйка своим жильцам заботы и внимание в зависимости оттого, сколько каждый пла­тит за пансион. Старому Горио супу наливают меньше всех. А ведь ещё несколько лет назад старик был довольно свеж и крепок, и деньги у него были. На глазах мадам Воке он превратился в дрях­лую развалину, в жалкого бедняка.

Вместо нового фрака он носит какое-то отрепье, перестал пуд­рить парик, отказался от табака. Из лучшей комнаты пансиона Горио переехал в каморку на чердаке. Из комнаты его исчезли дорогие вещи и драгоценная посуда. Уважаемый постоялец пре­вратился в отверженного, в козла отпущения для всех жильцов и для самой мамаши Воке. Что же случилось со стариком Горио?

Единственный из жильцов пансиона, студент Растиньяк, уз­нал историю жизни Еорио и сочувствует ему.

В молодости Горио был рабочим-вермишельщиком, настолько трудолюбивым и предприимчивым, что сумел купить всё дело у своего хозяина. Затем он разбогател ещё больше на спекуляци­ях хлебом, куда ушли все его умственные способности. А все его чувства ушли в любовь к семье — жене и двум дочерям. Вне лав­ки и вне семьи у него не было никаких интересов: книг он не читал, политикой не интересовался, в театре засыпал. За столь бедную духовную жизнь ему впоследствии пришлось заплатить.

Жена Горио рано умерла, и он сам растил и воспитывал доче­рей. Наряжал их, баловал, выполнял любую их прихоть. «Отече­ское чувство его перешло все разумные границы», дочери стали его кумирами. Балуя и украшая своих прекрасных дочерей, он ничего не сделал для того, чтобы воспитать их душу. Горио «возносил их над собой, любил даже то зло, которое терпел от них». А с годами это зло становилось всё ощутимее.

Горио дал дочерям богатое приданое, выгодно выдал их замуж за графа и за банкира. Богатство дало им возможность войти в свет, но теперь они стали стесняться того, что их отец торгует мукой. В угоду им и в ущерб собственной выгоде он бросил своё дело. Но не помогла и эта жертва. Дочери не пожелали взять его к себе, зятья стеснялись тестя-плебея.

Он мечтал пожить на покое, радуясь свиданиям со своими кра- савицами-дочками. Но дочери — жестокие и алчные эгоистки — пус­кали его к себе с чёрного хода и то изредка. Они виделись с ним толь­ко тогда, когда им нужны были деньги. Постепенно он отдал им всё, что у него было. Он дряхлел и опустился. Часами простаивал он на улице, чтобы хоть мельком увидеть своих кумиров. Он едва не мо­лился на них, а дочери продолжали обирать его, не задумываясь над тем, как и за счёт чего должен жить их отец. Деньги тратились на наряды и на любовника одной из них. Автор пишет, что дочери «вы­жали» его, как лимон, а «корку выбросили на улицу».

Не выдержав жизненных испытаний, бедный Горио заболел. С ним случился удар, и он слёг в постель. Ухаживали за ним не дочери, а студент Растиньяк, у которого сердце разрывалось, ког­да он смотрел на страдания старика.

В предсмертном бреду Горио строил безумные планы, как до­быть богатство, чтобы помочь своим «ангелам». Несмотря на все его призывы, дочери не пришли к нему в его смертный час. Как бы прозрев перед смертью, Горио сознаёт причину своего несчастья. Он стал не нужен им потому, что беден. Но вместо того, чтобы осудить их эгоизм и бездуховность, он делает вывод, что виноват сам: «За деньги купишь всё, даже дочерей. О мои деньги, где они?»

Даже на похороны своего отца дочери не пришли, а прислали своего лакея.

В критической литературе отца Горио часто сравнивают с ко­ролём Лиром. Подобно Лиру, он отдал всё своим дочерям и был предан ими. Но, наверное, Горио еще несчастнее Лира. Шекспи­ровский герой велик в своём горе, а буржуазный Лир — Горио жалок. Король Лир в минуты отчаяния мог вспомнить о тысячах бедняков, скитающихся, подобно ему, без крова. Горио весь ушел в отцовское чувство, у него нет ничего в мире, он не думает ни о ком, кроме дочерей. Его безумная любовь выросла на эгоисти­ческой почве, и сама сила этой любви становится слабостью, ве­дёт Горио к гибели.

Наблюдающий за Горио Растиньяк видит, как деньги заме­няют любовь. Деньги растлевают и нерушимые семейные свя­зи. С горьким сожалением смотрит Растиньяк на умирающего Горио, покинутого дочерьми, и понимает, что в этом мире чи­стогана не стоит искать добродетели. Дети обирают и предают своих отцов, которые, в свою очередь, хотели бы за деньги ку­пить их любовь. Всё это расплата за бездуховность, идейную бедность, низменные стремления, которые царят в обществе. Ко­рысть и нажива — вот действительные владыки буржуазного мира.

«Нация в опасности!» — предупреждал Бальзак. В опасности её живые силы. Царство корысти враждебно всему лучшему, что есть в человеке. Не стоит ли сегодня повнимательнее вчитаться в стра­ницы великого писателя, ведь окружающее нас общество сегодня живёт по законам «Человеческой комедии», больно теми же бо­лезнями и ищет ответов на те же вопросы.