Проблема нравственного выбора. Михаил Афанасьевич Булгаков пришел в русскую литературу, казалось бы, с традиционными темами — любовь, дружба, семья, но дал им свое самобытное решение, драматическое звучание сложного перелом­ного времени. Оттого его романы и повести пользу­ются неизменной популярностью у новых и новых поколений читателей.

В романе «Белая гвардия», во многом автобиогра­фическом, писатель рассуждает о непреходящих ценностях нашего мира — долге перед родиной, дру­зьями, семьей.

В центре повествования дружная и интеллигент­ная, немного сентиментальная семья. Алексей, Еле­на, Николка Турбины втянуты в водоворот драма­тичных и судьбоносных событий зимы 1918—1919 гг. в Киеве.

Украина того времени становится ареной ожесто­ченных боев между красноармейцами, немцами, бе­логвардейцами и петлюровцами. Трудно было в то время разобраться, за кем идти, против кого высту­пать, на чьей стороне правда.

В начале романа писатель показывает, как Алек­сей, Николка, их близкие (друзья Мышлаевский, Карась и просто знакомые по службе офицеры) пыта­ются организовать оборону города, не пустить Пет- люру, но, обманутые генштабом и союзниками, они оказываются заложниками собственной присяги и чувства долга. Полковник Малышев пытается спа­сти своих подчиненных от бессмысленной гибели, рассказав им о предательстве штаба и высшего ко­мандования.

Мышлаевский предлагает уничтожить орудия, склады боеприпасов, но полковник его останавливает, возражая: «Господин поручик, Петлюре через три ча­са достанутся сотни живых жизней, и единственно, о чем я жалею, что ценой своей жизни и даже вашей, еще более дорогой, конечно, их гибели приостановить не могу. О портретах, пушках и винтовках попрошу вас более со мной не говорить». С этого времени драма­тические события нарастают: ранен Алексей Турбин, едва не гибнет Николка, Елена жестоко обижена му­жем, бежавшим вместе со штабом и немцами. Кажет­ся, все рушится и нет спасения в этом мире, но они смогли сплотиться в своем уютном доме, привычной обстановке, среди старых и преданных друзей. Булга­ков не дает развернутой картины дома Турбиных, а лишь отдельные детали, которые подчеркивают теп­лоту, сердечность обстановки, — «кремовые шторы на окнах, часы… тонк-танк и много-много книг». Эта об­становка, знакомая с детства, умиротворяет, внушает спокойствие и уверенность, что вскоре все успокоит­ся, надо лишь пережить это сложное время.

Несмотря на то что судьба русской интеллигенции оказалась трагической, страницы романа пронизаны уверенностью автора, что человек прежде всего дол­жен хранить свой собственный душевный мир. Не предавать близких, не забывать родных, не отказы­ваться от убеждений только из страха или слабости. И именно за теми, кому удастся сохранить неруши­мыми святые для них устои, в конечном итоге и бу­дет победа.