Проблема нравственного выбора человека. Когда Григория Мелехова забрали на военную службу, он столкнулся с безнравственностью и бесче­ловечностью окружающих его людей. Григорий му­чительно переживает первую кровь, пролитую им на фронте. Он зарубил австрийского солдата, а потом долго не мог оправиться, найти себе оправдание. У не­го было такое чувство, «будто нес за плечами непо­сильную кладь ». « Путано-тяжек был его шаг», — гово­рит автор о своем герое.

Когда Петро встретил Григория, он едва узнал брата — настолько сильны были в нем перемены. Описывая внешность Григория, автор рисует нам из­менения его внутреннего мира. Война страшна и беспощадна в своем опустошающем воздействии на людей. Со временем Григорий перестал щадить свою и чужую жизнь, но война не разрушила его нрав­ственные принципы, принципы благородства. Когда в бою с врагом Григорий увидел, что Степан Астахов попал в беду, он выручил его, зная, что тот — его смер­тельный враг.

Революция словно бы провела черту, разделяв­шую людей на «своих» и «чужих». Многие выбирали свой путь, подчиняясь внезапному порыву, либо по стечению обстоятельств. А Григория Мелехова в дни революции обуревали сложные, противоречи­вые чувства. Он говорит Изварину: «Я говорю, что ничего я не понимаю… Мне трудно в этом разобрать­ся…» На что Изварин ответил ему: «Ты этим не отде­лаешься! Жизнь заставит разобраться, и не только заставит, но и силком толкнет тебя на какую-нибудь сторону».

В жизни Григория наступает период, когда он по­стоянно сомневается в правильности своих действий и в справедливости своего выбора. Несколько раз пе­реходил то на сторону красных, то на сторону белых, пытаясь найти приемлемую для себя правду. Но на­чинаются кровавые расстрелы со стороны красных и белых, и Григорий разочаровывается. Он думает: «Одной правды нету в жизни. Видно, кто кого одоле­ет, тот того и сотрет… А я дурную правду искал. Ду­шой болел, туда-сюда качался». Перед Верхне-Дон­ским восстанием Григорий решил, что он нашел наконец свою правду. «Надо биться с тем, кто хочет отнять жизнь».

С ненавистью Григорий думал о том, что «пути ка­зачества скрестились с путями безземельной мужи­чьей Руси, с путями фабричного люда», что нужно биться с ними насмерть. И все же Григорий «не болел душой за исход восстания», он чувствовал, что дело не в красных или кадетах, а в великой усталости, ощущении исчерпанности жизни и необратимости происходящего.

На протяжении всего романа Григорий находился в состоянии выбора не только на войне, но и в личной жизни. Он выбирал между Натальей и Аксиньей. Григорий очень тяжело переживает смерть Натальи. Он чувствует свою вину в ее гибели.

За короткий промежуток времени Григорий поте­рял многих родных ему людей: мать, отца, брата, На­талью. Но у него осталась Аксинья и надежда обрес­ти с ней покой и счастье.

Когда ее сразила пуля, «Григорий, мертвя от ужа­са, понял, что все кончено, что самое страшное, что только могло случиться в его жизни, — уже случи­лось».

После возвращения на хутор Григорий осознает, что только сын связывает его с жизнью. Автор дает герою шанс начать жизнь заново, воспитать сына до­стойно и помочь ему избежать страшных ошибок, ко­торые совершал Григорий Мелехов.