Проблема добра и зла в трагедии. В основу трагедии «Гамлет», созданной Шекспиром в 1600 году, положено старинное сказание о принце, который прикидывается бе­зумным, чтобы скрыть свой план мести за убийство отца. Но если в легенде главной темой была родовая месть, то у Шекспира Гамлет начал новую жизнь. Выйдя из глубины веков, он стал современни­ком поэта и поверенным его помыслов и желаний. В эту трагедию Шекспир вложил все мучительные вопросы своего века, и его Гам­лет пережил века и всё еще волнует умы и сердца зрителей.

В центре трагедии проблема добра и зла, проблема выбора.

Гамлет появляется на сцене, и зритель сразу понимает, что принц непохож на окружающих его людей. Он одет в чёрное, взгляд его угрюм, брови сдвинуты. «Опять покрыто тучами лицо?» — с ласковым укором говорит ему мать. Почему Гамлет мрачен?

Он впервые столкнулся со злом.

Какой была его жизнь до этого? Он благоговел перед доблес­тями короля-отца, горячо любил прекрасную и кроткую мать. Лю­бил и верил в людей так, как может любить и верить сильный и чистый юноша. Он учился в Виттенбергском университете, центре средневековой учёности, пытаясь проникнуть в тайны природы и человеческой души. Он приобщался к мечтам и спорам людей, веривших в могущество человеческого ума, в красоту человечес­ких чувств. Мир вокруг казался добрым и прекрасным.

Но умер отец, мать вышла замуж за его брата, Клавдия, хотя ещё «целы башмаки, в которых гроб отца сопровождала». Вокруг царит веселье, в замке пиры. Где же любовь и верность? «Разрушена былая гармония в душе:

Каким ничтожным, плоским и тупым Мне кажется весь свет в своих стремленьях.

О мерзость!»

От него ждут, что он вернётся в университет и забудет обо всём. Но Гамлет не может так поступить. Встреча с призраком меняет его жизнь. Гамлет узнаёт, что отец был преступно убит своим братом, который сегодня занял его престол. Тень отца взывает к мести.

Теперь для Гамлета нет возврата к прошлой жизни. Он пони­мает, что окружён злом. Он уже не тот, кем был вчера, когда хо­тел бежать в тихий мир науки, вернуться в университет. «Порвалась дней связующая нить,

Как мне обрывки их соединить?»

В старой легенде главной целью героя была месть. Но в трагедии Шекспира принц вышел за пределы старой легенды, далеко вырвал­ся из сферы средневековой морали. Бремя, свалившееся на его пле­чи, гораздо весомее, чем родовая месть. Совершая свой долг, выпол­няя клятву, Гамлет должен встать на борьбу с низостью и обманом, в поединок со злом.

И замок Эльсинор превращается в поле боя. Принц не может выступить открыт Как изобличить зло, которое торжествует? Кто поверит Гамлету и встанет рядом с ним? У него есть друг — бед­ный студент Горацио и горсточка верных и честных людей. А в руках противника — власть, могущество, королевский титул.

Убийца и предатель, «шут на троне», Клавдий носит маску доброжелательности и доброты. Как сорвать с него эту личину? Как остаться неуязвимым? И Гамлет также надевает на себя мас­ку: он прикидывается безумным.

Противники испытывают один другого. Гамлет становится более проницательным, он всё яснее видит червоточину в людских ду­шах. Всё больнее ему видеть, что те, в кого он верил, оказывают­ся во враждебном лагере.

Девушка, которую он любил, становится орудием его вра­гов. Офелия любит Гамлета, но, послушная дочь Полония, она слепо верит ему и беспрекословно повинуется. Полоний желает всяческого добра своим детям — Офелии и Лаэрту. Но в чём он видит добро? Во внешнем благополучии, в тёплом местечке, в придворной карьере. Всю жизнь Полоний провёл в атмосфе­ре дворцовых интриг, подслушивал, подсматривал, льстил, ли­цемерил и считал вполне естественным, что дети его пойдут теми же путями. Он думает, что разгадал причину странного поведе­ния Гамлета: «Здесь явный взрыв любовного безумья!» — заяв­ляет он королю. Это всё, что он может понять в поведении Гамлета.

Предателями оказываются и школьные товарищи принца — Гильденстерн и Розенкранц. От этого Гамлету ещё больнее.

Всё мрачнее становится его взгляд на жизнь. Ему кажется, что весь мир — тюрьма.

«Всё тяжелее для него бремя клятвы:

Я сын убитого. Мне небо Сказало: встань и отомсти. А я,

Я изощряюсь в жалких восклицаньях

И сквернословьем душу отвожу».

Он желает мести, но для него месть — не просто убийство. Его волнуют судьбы века, смысл жизни. Главный вопрос: быть или не быть? Быть — для него значит мыслить, верить в челове­ка, действовать в согласии со своими убеждениями и верой, то есть быть на стороне добра. Не быть — это умереть. Но такое ре­шение Гамлет отвергает.

Гамлет жаждет не столько смерти своего врага, сколько его разоблачения. Но Гамлет — человек своего времени и обязан ис­полнить свой долг, то есть отомстить. Всё это приводит его к внут­реннему конфликту с самим собой.

Гамлет решает разоблачить короля с помощью театрального зрелища, режиссёром которого он становится сам. Поставлен­ная пьеса заставляет короля разоблачить себя. Он бежит в мо­лельню и трусливо кается. Гамлет получает возможность бес­препятственно убить Клавдия, но меч его не поднимается над головой молящегося.

В этом разница между ними: Клавдий подло убил своего спя­щего брата, а Гамлет не может поднять оружие на беззащитного.

Трагичность ситуации усугубляется тем, что Гамлет становит­ся нечаянным убийцей Полония, из-за него сходит с ума и поги­бает Офелия, по стране ползут слухи, народ ропщет.

Наступает момент схватки Гамлета и Лаэрта, который жела­ет отомстить за смерть отца. Но и здесь между ними огромная разница. Лаэрт идёт к свершению долга чести нечестным путём — он будет сражаться с Гамлетом отравленной рапирой. А Гамлет протягивает руку и просит у Лаэрта прощения за ненамеренно причинённое зло. Он и сейчас не может подозревать друга в пре­дательстве. Для него — цель не оправдывает средства.

И зло как бы захлёстывает место действия: гибнут Гамлет, Ла­эрт, отравлена королева, заколот Клавдий. Повержена и та и дру­гая сторона.

Но победа все-таки на стороне Гамлета, на стороне сил спра­ведливости, ибо не просто осуществлена кровная месть, а разоб­лачено зло и восстановлена справедливость. Гамлет удерживает Горацио от желания умереть вместе с ним, приняв яд, он просит друга рассказать миру о его жизни, он думает о потомках и судь­бах своего королевства.

Развязка трагедии обращена к будущему. Может быть, те, кто придёт на смену погибшим, будут жить по-другому. И, может быть, им поможет повесть о горестной судьбе датского принца, вставшего на борьбу за поруганную правду.