Природа и человек в лирике М. Ю. Лермонтова В творчестве М. Ю. Лермонтова тема одиночества лирического героя среди толпы — тема централь­ная. Поэт в своей лирике часто противопоставляет «образы бездушные людей», принадлежавших к светскому обществу, светлому миру природы как олицетворению естественного добра, противостояще­го испорченному свету. Так, например, стихотворение «Как часто пестрою толпою окружен…» построено на контрасте — «приличьем стянутые маски» про­тивопоставлены «родным местам» поэта, «царству дивному»:

Зеленой сенью трав подернут спящий пруд,

А за прудом село дымится — и встают

Вдали туманы над полями.

В алею темную вхожу я; сквозь кусты

Глядит вечерний луг, и желтые листы

Шумят под робкими шагами.

Казалось бы, вот она, та гармония, которую так тщетно ищет Лермонтов в мире людей, гармония — в единении с природой. Однако у лермонтовского ли­рического героя нет полного слияния с природой, и чаще всего чувство мучительного одиночества ох­ватывает его и наедине с ней. Это воплощено в свое­образных пейзажных зарисовках, в которых чувст­вуется затаенная боль. В стихах возникает образ сосны, тоскующей о пальме, одинокого утеса, от ко­торого умчалась «тучка золотая», одинокого паруса, одинокого дубового листка, оторвавшегося от «ветки родимой» и нигде не находящего приюта.

Пейзажная лирика раскрывает еще одну грань раздумий Лермонтова — природа в духовной жизни человека. Лирический герой стихотворения «Когда волнуется желтеющая нива…» испытывает умиротво­ряющее воздействие «румяного вечера», «златого ут­реннего часа», когда «волнуется желтеющая нива», кивают головками ландыши, играет по оврагу ключ, «свежий лес шумит при звуке ветерка». Для созда­ния картины идеальной красоты поэт использует эмо­циональные эпитеты: сладостный листок, душистая роса, приветливое кивание ландыша, таинственная сага, мирный край.

Все средства изобразительности направлены на то, чтобы показать поэтичность и вместе с тем успо­коительное воздействие природы на человека:

Тогда смиряется души моей тревога,

Тогда расходятся морщины на челе, —

И счастье я могу постигнуть на земле,

И в небесах я вижу Бога…

По своему настроению стихотворение «Когда вол­нуется желтеющая нива…» перекликается с описа­нием «природы голосов» в поэме «Мцыри»:

Кругом меня цвел божий сад;

Растений радужный наряд

Хранил следы небесных слез,

И кудри виноградных лоз

Вились, красуясь меж деревьев…

Природа в поэме Лермонтова полна одушевления, огромной и таинственной жизни. «Волшебные, стран­ные» голоса природы «речь свою вели о тайнах неба и земли», все вокруг Мцыри сливалось воедино в хва­лебных одах создателю, но не человеку:

…не раздался

В торжественный хваленья час

Лишь человека гордый глас.

Сознавая трагизм своего одиночества, поэт не мо­жет ощутить полного слияния с природой.

Мысль о разобщенности природы и человека остро выражена и в стихотворении «Три пальмы», где че­ловек предстает как разрушитель, он вносит в мир страдания и гибель:

По корням упругим топор застучал,

И пали без жизни питомцы столетий!

А завершается стихотворение и вовсе апокалипти­ческой картиной: «И ныне все дико и пусто кру­гом…»

Это закономерный итог вражды человека с приро­дой. В этом противостоянии Лермонтов на стороне при­роды, он не может понять человека, осуждая его:

Я думал: «Жалкий человек.

Чего он хочет!., небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он — зачем » ?

(«Валерик»)

Так многообразно раскрывается в лирике Лермон­това мысль о взаимозависимости человека и приро­ды. Он не делает определенных выводов, не дает гото­вых ответов, поэт заставляет задуматься о том, что есть взаимосвязь «человек — природа».