«Живём в одуванчике».

И. Шкляревский

Природа и человек. Для многих поколений русских писателей природа была источ­ником вдохновения, гармонии, успокоения, воплощением вечно­сти на Земле. В природе «нет безобразия… Всё хорошо под сия­нием лунным», она будет «красою вечною сиять».

Первые тревожные сигналы по поводу варварского отношения к природе, особенно к лесу, появились в русской литературе в конце прошлого века в произведениях Ф. Достоевского, А. Чехова, Д. Мамина-Сибиряка и др. Но в советское время эту тему надол­го забыли, особенно, когда стали возникать сталинские планы «пре­образования» природы. Превратив природу в «среду обитания», нещадно эксплуатируя её, человечество пришло к всеобщему Чер­нобылю, к глобальной экологической катастрофе. Теперь нам не­чего ждать милости от природы, она и так была долго к нам ми­лосердна, а сейчас сама нуждается в милосердном, заботливом от­ношении к ней.

Против «преобразования», варварского отношения к природе подняли голос писатели, и первым среди них был Леонид Лео­нов. Его роман «Русский лес» открыл в середине 50-х гг. «худо­жественную» экологию, В 50—60-е гг. о трагическом положении родной природы писали К. Паустовский, Б. Васильев, В. Белов, В. Липатов и др.

Много сделал для защиты природы В. Астафьев. Он, напри­мер, (об этом писали в газетах) раскрыл тайну «объекта № 27», который на самом деле должен был стать могильником для радио­активных отходов из стран Европы под Енисеем. Кто знает, мо­жет быть, этим предотвращён сибирский Чернобыль? В семиде­сятые годы им написаны «Последний поклон» и «Царь-рыба». Повествование в рассказах «Царь-рыба» показывает нам малых браконьеров, нарушающих запреты на охоту и рыбную ловлю, и больших, готовых ради плана разорить всю тайгу.

Тревога о судьбе природы, тайги не покидает Астафьева и по сей день. Сколько убедительных слов о необходимости спасти природу было Сказано им в телепередаче «Три встречи с В. Аста­фьевым».

Много сделал для защиты родной природы и В. Распутин. Он был в числе тех, кто поднял своп голос против поворота северных рек. В повести «Прощание с Матёрой» писатель рисует страдания людей, вынужденных покинуть свою и своих предков родину. Кто- то из власть имущих, этих наследников сталинских «преобразова­телей», принял решение построить на реке ГЭС. Десятки деревень обречены быть затопленными. Кажется, вместе с людьми плачет и природа. Величественный образ старого дерева: его пытались срубить — отскакивают топоры, хотели спилить — не берут пилы, поджечь — не горит. Варвары в конце концов отступают. Не так ли сопротивляется и природа? Но ведь её силы не беспредельны. А если не выдержит? Останется ли жив сам человек? Он должен заботиться о природе — это его дом. Он не гость, а хозяин в нём на долгие тысячелетия.

Вновь поднимается эта проблема в другой повести В. Распу­тина — «Пожар». «Лес вырубать — не хлеб сеять», — с горечью думает герой произведения. Леспромхоз торопится быстрее план выполнить, кубометры заготовить. А лес выбрали — до нового десятки и десятки лет. Вырубают же его при нынешней технике в годы. А потом что? Где нет любви и жалости к природе, там не,т и жалости к человеку. А вместе с природой гибнет и человек. При­чём не только нравственно, но и в прямом смысле.

О чернобыльской катастрофе и её последствиях написаны по­чти.одновременно две документальных повести — «Чернобыль­ская тетрадь» Г. Медведева и «Чернобыль» Ю. Щербака. Это бес­страшно-правдивые рассказы о трагедии, которая потрясла весь мир и продолжает волновать миллионы людей и сейчас.

Экологические проблемы планеты волнуют и долго будут вол­новать писателей, учёных, публицистов и просто миллионы жи­телей Земли. И тут нельзя не согласиться с утверждением С. Залы­гина, что «нет более общественного достояния, чем природа», ^то «природу может спасти только общество, только оно!» Человек — частичка природы и в то же время заботливый хозяин.