Принципы изображения действительности. Л.Н. Толстой в своем романе «Война и мир» сумел всесторонне по­казать жизнь России начала XIX в., затронуть множество проблем, в том числе и общечеловеческих. Судьбы отдельных персонажей удачно соче­таются здесь с изображением уклада русской жизни и историческими событиями, что позволяет говорить о многоутювневости романа. В це­лом, можно выделить пять уровней: исторический, философский, пси­хологический, сюжетный и композиционный; несмотря на кажущуюся раздробленность (из-за масштабности повествования), все в романе вза­имосвязано. Толстой сумел показать и исторические судьбы народа, и события внешней и внутренней политики в государстве, и процесс ста­новления личностей, на основе чего принято называть «Войну и мир» романом-эпопеей. Но нельзя забывать и об уже упомянутых смысловых уровнях, важнейшим из которых является, по всей видимости, истори­ософский (т.е. исторический и философский, объединять которые по­зволяет тенденция к рассмотрению их как единого целого — концепции истории, по Толстому).

В многочисленных авторских отступлениях Толстой как бы рассмат­ривает реальность с высоты истории, пытается найти причины всего происходящего. Действительность, по Толстому (как, впрочем, и исто­рия), лишь движение масс, никем и ничем не управляемых и объединен­ных лишь общими интересами. То есть, другими словами, некий стихий­ный процесс, что писатель и показывает через картины массовых сцен. Он подходит к их изображению с философской точки зрения, и потому мас­совые сцены, к примеру, Аустерлицкого и Шенграбенского сражений или оставление москвичами столицы подчеркивают, что далеко не все в дей­ствительности готовы жертвовать собой ради спасения отечества.

Но даже изображая жизнь с опорой на историческое обобщение, Толстой не может не упомянуть о конкретной личности, об отдельном человеке, а это уже касается психологического пласта романа. Писатель изображает человека с его каждодневными переживаниями, но в значи­тельной мере его интересуют и поворотные события в частных жизнях, которые заставляют людей делать сложный выбор, и просто неоднознач­ные, нетипичные ситуации, в которые, впрочем, люди попадают доволь­но часто. Толстой указывает и на такие, казалось бы, не видные посто­роннему взгляду, «факты» человеческой жизни, как движения во внут­реннем мире. В романе есть множество ситуаций, когда герои (кстати, стоит отметить, что только симпатичные автору) проявляют самые чис­тые стороны своей души. Один из таким приемов Н.Г. Чернышевский назвал «диалектикой души». Два главных героя — Пьер Безухов и Анд­рей Болконский — часто, под тяжестью жизненных коллизий, меняют свои представления о жизни, находят новые идеалы. Так, одна из типич­нейших ситуаций, где можно рассматривать прием «диалектики души», — это сцена с раненным на поле Аустерлица Болконским. Он видит «вы­сокое небо» и понимает вдруг, что все, чем он жил и чем живут все, — мелко, ничтожно, что нужно все менять. Так же изменить свою жизнь хочет и Пьер, узнав поближе «простых» солдат и, в особенности, позна­комившись с Платоном Каратаевым. И тот, и другой герой стремятся к естественности и простоте. Принцип естественности используется Тол­стым повсеместно и, кстати, лежит в основе другого приема — так назы­ваемого «остраннения». Писатель часто ставит героев в неудобные, не­естественные для них ситуации или изображает с неподходящей по ста­тусу или возрасту стороны, тем самым показывая, что они ему симпатичны. Таково, например, знаменитое появление Багратиона на торжественном обеде в московском английском клубе, где он, по сло­вам Толстого, чувствовал себя крайне несвободно, и с большим удоволь­ствием он бы оказался на поле сражения.

Позиция естественности-неестественности раскрывается и еще на одном уровне — сюжетном. Здесь Толстой использует традиционный принцип, делая судьбы героев подвластными его мировоззрению, в том смысле, что «выживают» и награждаются возможностью иметь светлое будущее лишь те герои, кого писатель считает достойными счастья. Тем самым Толстой берет на себя право считать, что жизнь (реальность) сама по сути своей справедлива. Именно поэтому Пьер Безухов обретает сча­стье с Наташей в конце романа.

Последний из указанных смысловых уровней романа заключен в его композиции. Часто в «Войне и мире» встречается резкий переход от од­ной главы к другой, т.е. образуется стык событий зачастую противопо­ложного характера. Так, к примеру, писатель переходит от повествова­ния о военных событиях к рассказу о том, что в этот момент делают мирные жители. Этим Толстой показывал, что никакие события не мо­гут замедлить или прервать темп жизни, что она течет постоянно и не­зависимо, и в ней в один момент могут рушиться надежды и обретаться счастье. Это, вероятно, является основным принципом изображения действительности — отразить ее как можно более реально.