Приемы изображения народного характера. Рассказ «Левша» был написан в 1881 г., но замысел подобного про­изведения, как установлено, возник уже около 1878 г. Считается, что Лесков однажды услышал шутку о том, как «аглицкие» инженеры сде­лали из стали блоху, а тульские мастера ее подковали и отослали обрат­но; этот анекдотический сюжет и лег в основу будущего произведения.

Как известно, рассказ претерпел несколько редакций, первая Лескова не удовлетворила, и через год он опубликовал второй вари­ант «Левши». Сюда он добавил больше сатирических ноток (напри­мер, высказывание в VII главе о том, что деньги для церкви можно достать «даже там, где взять нечего»), а также отказался от кавычек на некоторых просторечных словах, выражениях. Обычно кавычки озна­чают, что заключенное в них в прямом смысле не понятно, либо не употребляется в книгах, либо имеет иностранное происхождение. Убрав кавычки, Лесков темы самым подчеркнул, что эти слова и вы­ражения не являются таковыми, что они хотя и простые, но исконно русские, близкие, родные. Критика осталась недовольна этим фактом. Ее смущала и другая особенность «Левши»: рассказ пропитан ирони­ей, знакомит читателя с довольно непривычным персонажем (с лег­кой руки автора — народным героем), и в то же время в нем легко угадывается некий подтекст — непрямая оценка властей, вельмож.

Самым же удивительным является то, как написан рассказ, мане­ра, язык повествования. Назвав «Левшу» рассказом, Лесков, по-ви- димому, опирался не на то, что его произведение по своей структуре подходит под это определение; скорее всего, слово «рассказ» вызыва­ет ассоциацию со сказом, сказкой. Со сказками «Левшу» роднит тот самый подтекст, ведь не секрет, что в них присутствует ненавязчивая, часто добродушно-снисходительная насмешка над «власть имущими». Сказ же подразумевает повествование от первого лица, причем речь сказителя должна быть мерной, напевной, выдержанной в характер­ной для данного человека манере. Рассказчика как такового «Левше» нет, но по остальным пунктам произведение вполне может быть на­звано сказом. «Выговор» автора создает впечатление, что рассказ ве­дет какой-то деревенский житель, простой, но в то же время (судя по рассуждениям) образованный и мудрый.

Все это служит как бы фоном для картины народного характера. Стиль повествования позволяет читателю окунуться в обстановку, в ко­торой рождался такой характер. «Левша» практически пропитан этим образом. Читатель видит происходящие события глазами не конкретного героя, но сборного образа, объединяющего в себе распространенные народные черты (так, например, оценивается царь: «батюшка», «отец- благодетель», и все-таки постоянное ощущение его несправедливости). Это как бы одна из сторон героя, внешняя. Есть и вторая — речь. Воз­можно, она менее объемна, но дает представление о внутреннем мире того самого образа; речевые обороты, рассуждения, выводы — все это помогает понять, как мыслит герой.

Вообще речь представлена в рассказе довольно разнообразно, но одно несомненно: Лесков использует приемы, характерные для фольклор­ных произведений. Например, тавтология (подковы подковали), вставка различных поговорок («утро ночи мудренее», «снег на голову»); широко использует писатель и преобразования в структуре как отдельных слов, так и целых предложений: уменьшительные формы («ладошечка», «пузичко») и инверсия. Наибольшее место занимают, думается, так называемые ок­казионализмы — слова, читая которые, нельзя не улыб1гуться. Русский мужик говорит так, как слышит («мерблюдья мантона»), соединяет не­сколько малознакомых слов в одно («бюстры»), неизвестные слова путем преобразований в его мозгу становятся схожими с теми, что понятны и близки ему («досадная укушетка», «двухсестная карета»).

Таким образом, «Левша» — это сложное соединение сатиричес­ких заметок и описания народной жизни и традиционных народных характеров; оно и является основой такого яркого и полного образа героя из народа (по сути он — копилка особенностей, определяющих русских менталитет). Можно сказать, что Лесков создал вместе с но­вым героем и новый жанр — сказовая повесть, и сделал он это для того, чтобы читатель прочувствовал, как мыслит человек, которого он сделал народным героем, и почему тот готов на самоотречение (бес­сознательно, не задумываясь о причинах) ради дела, государства. Од­новременно герой Лескова стоит в одном ряду с так называемыми «правдоискателями».