Приемы изображения героев в романе А.С. Пушкина. А.С. Пушкин известен не только как талантливый поэт, но и как ве­ликолепный прозаик. Его проза может быть небольшого объема, но при этом глубока и наполнена уникальностью автора. Такова «Капитанская дочка».

Это произведение действительно очень своеобразно. На первый взгляд, оно напоминает исторический роман. Ведь довольно много ме­ста здесь занимает образ Пугачева, показаны некоторые исторические события, связанные с ним, а также реально существовавшие в прошлом люди. Однако «Капитанская дочка» больше, чем просто исторический роман. Здесь мы можем увидеть и элементы воспитательного (или нра­воучительного) романа, произведение включает в себя и историю цело­го семейства Гриневых, и становление личности Петруши.

Таким образом, можно сказать, что «Капитанская дочка» — очень разноплановое произведение. Это отразилось и на приемах изображения его героев. Исходя из тематики, а также для более глубокого понимания характеров, Пушкин дает разнообразную характеристику героев.

В первую очередь, автор четко разграничивает значимость каждого героя в повествовании; иначе говоря, мы легко можем определить глав­ные и эпизодические лица. Например, Петруша Гринев, Маша Миро­нова, Пугачев и Швабрин — это, безусловно, центральные персонажи романа. Их образы раскрыты достаточно полно, каждый из них пред­ставляет свою собственную неповторимую идеологию. Остальные же (родители Маши, сподвижники Пугачева и даже императрица Екатери­на) способствуют пониманию их характеров, а также составляют общий фон, столь необходимый автору для выражения своей идеи.

Несомненно, характеристика Гринева дана в романе наиболее об­ширно. Форма произведения (мемуары Петра Гринева) сама по себе многое проясняет в его образе. Ведь пишет он, собственно, о себе, о событиях своей жизни и приводит причины, побудившие его поступить так а не иначе. То есть, проще говоря, мы буквально глядим в его открытую душу. Ми понимаем, почему Гринев ругает своего дядьку Савельича хотя тот за частую бывает прав; мы понимаем, почему он вызвал на дуэль Швабрина; мы чувствуем его смятенное состояние перед каз­нью и еще  больше проникаемся уважением к его смелости и непоколе­бимости перед Пугачевым.

При этом сам герой рассказывает о своем детстве, а именно в детстве закладываются все важнейшие нравственные ориентиры.

Грингев говорит не только о себе; все остальные герои показаны нам как бы через призму его сознания, они предстают перед нами со значительным налетом его личной оценки (как уже было сказано, это связа­но со спецификой построения романа — повествование от первого лица).

Так и изображен, например, Пугачев: вначале Гринев видит его борода­тым бродягой, еще не зная, кто он на самом деле; затем беспощадным и жестоким «злодеем», самозванцем; позже мы, благодаря известным си- туациям, узнаем о своеобразной нравственной этике Пугачева.

И тем не менее, персонажи показаны достаточно объективно. То ген. взгляд Гринева существует как бы отдельно, он не мешает читате­лю создавать собственное мнение о них. Таким образом, кроме доволь­но оригинального метода изображения героев (повествование в форме мемуаров с неизбежной оценкой автором этих мемуаров) Пушкин ис­пользовал и очень популярный способ: когда читатель понимает харак­тер героя через его поступки, оценивая их самостоятельно, то есть отвле­клись от характеристики, данной Гриневым. Так, например, когда мы читаем калмыцкую сказку, рассказанную Пугачевым, мы, конечно, вна­чале воспринимаем то, что ответил на это Гринев. Но все же мы воль­ны в своем собственном понимании образа Пугачева по прочтении этой сказки, не опираясь на восприятие Гринева. Получается, что читатель находится, так сказать, выше всех персонажей, включая Гринева. Автор мемуаров взирает на остальных героев как бы сверху, на основании воз­раста и прошедших лет, а читатель получает возможность видеть все со­бытия и всех героев как сторонний наблюдатель, не принимавший в них участия, то есть абсолютно объективно.

И, думается, основной характеристикой для всех персонажей явля­ется то, как они решают проблему нравственного выбора, которая вста­ет перед каждым без исключения. Здесь, как стоит заметить, примеши­вается авторская позиция. Пушкин ставит всех перед выбором: долг че­сти или жизнь, и они решают, что же им страшнее: умереть или быть опозоренным. Герои изображены в основном не в бытовых сценах (хотя таковые тоже имеются), а в сложный критический момент своей жизни, как бы на пике напряжения. И здесь-то как раз и проявляются истин­ные нравственные ориентиры человека, он действует инстинктивно.

Гринев даже под угрозой казни не отрекается от присяги, данной импе­ратрице; при личном разговоре с Пугачевым он также не скрывает того, что будет продолжать бороться против него. Пугачев же в схожей ситу­ации (когда становится понятно, что его скоро наверняка поймают, и Гринев предлагает ему отдаться на милость императрицы) поступает точно так же: он не отступается от своих действий, до конца считая себя правым, и предпочитает смерть.

Многое из романа «Капитанская дочка» является художественным вымыслом автора, многое — историческая правда. Ясно одно: такие ти­пажи, такие характеры, безусловно, были, и Пушкин использовал самые разнообразные способы, чтобы сделать их понятнее читателю. Читатель видит, как поступает сам герой в той или иной ситуации, видит оценку Гринева данным действиям, далее следует авторское мнение (выражен­ное в дальнейшей судьбе героев) и затем уже сам читатель, основываясь на вышеприведенных точках зрения, а также обладая собственной, де­лает свои выводы.