Постижение истинны: Андрей Болконский. Болконский — это любимый герой Толстого, и именно ему он предназначил тяжелую судьбу. Писатель сначала относит своего героя к людям-индивидуалистам. Он хочет решить проблему индивидуализма, покончить с ней навсегда.

В русской классической литературе не один Толстой об­ращался к этой проблеме. Независимо от него Достоевский в своем! романе «Преступление и наказание» решает пробле­му индивидуализма. В содержании авторской позиции Тол­стого и Достоевского имеются общие черты это критика «наполеонизма».

Князь Андрей Болконский и разночинец Родион Расколь­ников — родные братья по своему нравственно-психологиче­скому облику. Оба героя угрюмы, мрачны, надменны и гор­ды, но они, вместе с этим, великодушны и добры, иногда холодны и бесчувственны, право, Точно в них два противо­положных характера поочередно сменяются. Андрея Бол­конского и Родиона Раскольникова роднит сознание своего несомненного превосходства, что повлияло на развитие их индивидуалистических тенденций, притязаний на власть. Наполеон, как идеал «сильной личности», увлекал их страс­тно. Но оба путем тяжких испытаний пришли к осозна­нию тщетности и ничтожества избранного идеала, к горь­кому разочарованию в Наполеоне. Их спасла одна и та же сила — любовь и соединение с тем народом, которому они предлагали свою власть.

Первый раз мы встречаемся с князем Андреем Болкон­ским на балу у госпожи Шерер. Вот в зал входит «… весь­ма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Все в его фигуре, начиная от усталого, скучаю­щего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его …женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уже надо­ели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно». Уже с первых слов автора мы понимаем, что среда, в которой воспитывался и жил князь Андрей, очень надоела ему. В ней нет настоящих, мыслящих людей, нет хороших собеседников: все общество мелко и ничтожно. В разговоре с Пьером, человеком, которого искренне любил Андрей, он говорит, что хочет вырваться из этой сферы, хо­чет и собирается идти на войну. Но есть и другие, тайные причины, о которых князь Андрей не говорит никак он мечтает о славе, подобной наполеоновской.

Когда Андрей приезжает в армию, он видит всю непод­готовленность русских войск. Болконский очень изменяет­ся в этих условиях. Нет «в выражении его лица, в движе­ниях, в походке прежнего притворства, усталости и лени», он занимался делом приличным и интересным для него. Князя Андрея многие и здесь не любят, считают* холод­ным и неприятным человеком, а другие, правда, Меньшая часть, любят его, признают идеалом. Как только он узна­ет, что армия в безнадежном положении, он решает спас­ти ее. Он возомнил себя человеком, «который выведет его же из рядов неизвестных офицеров и откроет ему первый путь к славе!»

Идеалом для Болконского был Наполеон, его слава. Он хотел быть таким же. И вот поле Аустерлица. Идет бой. Падают и умирают люди. Французы убивают русских, русские — французов. А за что? И князь Андрей не пони­мает этого.

Неужели из-за придворных и личных соображений должно рисковать десятками тысяч и моей, моей жизнью? — думал он. Вот и пришло разочарование, в своих мыслях и де­лах Болконский начинает сомневаться. Полное прозрение приходит к нему на поле Аустерлица. Он бежит со знаменем в руках за своей славой. И что? Он ранен. И тут, очнувшись, он видит маленького и ничтожного человека — свой идеал. Поднимает глаза и … Голубое, высокое небо перед ним.

Как тихо, спокойно и торжественно …совсем не так ползут облака по этому высокому, бесконечному небу …Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба …ни­чего нет, кроме тишины, успокоения. И слава богу!.. Князь Андрей понял, что небо Аустерлица открыло ему жизнь при­роды и человека, что его честолюбивые мечтания, слава На­полеона уже ничто.

Ничего, ничего нет верного, кроме ничтожества все­го того, что мне понятно, и величия чего-то непонятного, но важнейшего! — подтверждает новые мысли князь Андрей.

После ранения Болконский возвращается домой. Но и здесь его ждут новые испытания. Умирает жена, но рож­дается сын. Разочаровавшись в прежних своих стремлениях и идеалах, пережив горе и раскаяние, он приходит к выво­ду, чего ему нужно жить для себя и своих близких. Рань­ше, когда он говорил: «Смерть, раны, потеря семьи, нич­то мне страшно. И как ни дороги, ни милы мне многие люди отец, сестра … я всех их отдам сейчас за минуту сла­вы, торжества над людьми..!» у него была ничтожная, но цель в жизни. Теперь ее нет. Андрей ищет свое место в жиз­ни, а пока, еще не найдя его, весь отдается родным. Он стал заботливым и любящим отцом, братом, и сыном. Идут дни, а он все говорит себе: «Жизнь для себя, для своих близких — то единственное, что остается мне».

Князь Андрей после Аустерлицкой компаний твердо ре­шил никогда не служить в армии. Он занялся государствен­ными делами — помогал своему отцу. Судьба забросила его в Отрадное — имение графа Ростова. По дороге туда и обрат­но Болконский обращает внимание на дуб. Дуб — могучее де­рево, олицетворение будущей и полной жизни. Андрея пора­зила его красота, он стал мысленно сравнивать его с собой. Глубоко взволновала его и прелесть сказочной ночи в Отрад­ном, сливающаяся с поэтичностью Наташи. Да и сама Ната­ша поразила его, та девочка, которая, не зная его, его жиз­ни, просто и весело смеется, бегает; ей нет дела ни до кого. Это задело Андрея. Он снова погружается в свои мысли, ищет и находит выход для себя — это жить. Все это окон­чательно вернуло Болконского к новой и прекрасной жизни. «Нет, жизнь не кончена в тридцать один год,— вдруг оконча­тельно, беспременно решил князь Андрей.— Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтоб и все знали это: и Пьер и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтобы не жили они так, как эта девочка, независи­мо от моей жизни, чтобы на всех она отражалась и чтобы все они жили со мной вместе!»

Князь Андрей находился в одном из самых выгодных положений в обществе. Он был вдовец, очень- богатый че­ловек. Общество принимало его и потому, что «он имел ре­путацию ума и большой начитанности». Болконский очень изменился. Он стал появляться в различных кругах, посе­щать всевозможные балы и вечера. После Аустерлица, после Отрадного князь Андрей начал по-настоящему жить. Но он не остановился в своих нравственных поисках, он все еще искал. У него, казалось, было все, но, вместе с этим, чего- то не хватало. Он много думал в это время. Князь Андрей, как все люди, выросшие в свете, любил встречать там то, что не имело на себе общего светского отпечатка. Народном из балов он встречает Наташу.— Он понял, что нашел то, что искал.

И такою была Наташа, с ее удивлением, радостью, и робостью, и даже ошибками во французском языке.

После бала Болконский стал часто бывать у Ростовых: ему хотелось видеть Наташу. «Князь Андрей чувствовал в На­таше присутствие совершенно чуждого для него, особенного мира, преисполненного каких-то неизвестных ему радостей, того чуждого мира, который еще тогда, в отрадненской аллее и на окне в лунную ночь, так дразнил его. Теперь этот мир уже более не дразнил его, не был чуждым миром; но он сам вступив в него, находил в нем новое для себя наслаждение». Болконский и Ростова разные люди: он — уравновешенных!, она — резвая, веселая, но в них есть то одно, что сближает их — это духовная и нравственная красота, поэтичность на­туры. Наташа полюбила князя Андрея, он отзывается на ее чувства, следовательно, он еще не лишен способности лю­бить.

Никогда я не испытывал ничего подобного. Я влюб­лен,думал он. Никогда не поверил бы, но это чувство сильнее меня. Вчера я мучился, страдал, но и мучения это­го я не отдам ни за что в мире. Я не жил прежде. Теперь только я живу, но я не могу жить без нее.

Любовь подняла Андрея еще выше. Он стал более уверен­ным в своих мыслях и суждениях. Но прошел год и судь­ба сделала свое дело. Наташа отказала… Князь Андрей вне­шне равнодушно принял это известие, но душа его была неспокойна. Он стал грустен и угрюм, много думал о Ната­ше и сказал себе и Пьеру: «…я говорил, что падшую женщину надо простить, но я не говорил, что я могу простить. Я не могу…»

1812 год. Началась Отечественная война. Андрей по веле­нию своего сердца возвращается в армию. Он сражается те­перь не только за себя, за своих родных и близких, но и за несчастную, страдающую Родину. Андрей отказывается от предложения Кутузова служить в штабе, он остался полко­вым командиром. На это Кутузов, любящий и уважающий Андрея, говорит: «…твоя дорога — это дорога чести. Я рад за тебя.» Он весь был предан делам своего полка, заботился о своих людях и об офицерах, был ласков с ними. «В полку его называли наш князь, им гордились и его любили».

Бородинское сражение — перелом в жизни и мировоззре­нии Андрея Болконского. Андрея настигает глупая смерть: он и не был на позиции, а был ранен.
Неужели это смерть? Я не могу, я не хочу умереть, я люблю жизнь, люблю эту траву, землю, воздух…

На перевязочном пункте Андрей постигает новую для себя истину.
Страдание, любовь к братьям, к любящим, любовь к ненавидящим нас, любовь к врагам — да, та любовь, ко­торую проповедовал бог на земле, и которой я не понимал; вот отчего мне жалко было жизни, вот оно то, что еще ос­тавалось мне, ежели бы я был жив. Но теперь уже позд­но. Я знаю это! Да, ему открылось новое счастье, неотъем­лемое от человека. Человек, постигший это — настоящий человек. Мы живем в мире, где много зла и несправедли­вости, и поэтому мы должны сами бороться за добро. Как писал сам Л. Н. Толстой: «Нет величия там, где нет просто­ты, добра и правды»,— так и должно быть. В настоящем че­ловеке должны быть эти три качества. И в Андрее Болкон­ском они были.

Весь смысл идейно-нравственной эволюции Андрея Бол­конского состоит в постепенном преодолении индивидуалис­тического самоутверждения и обращения к самоотречению, полному и безусловному, уже в последние часы и минуты жизни. Страстная привязанность к жизни сменяется равно­душием к ней и к своему «я». Уже подошедшую смерть он расценивает как слияние с общим, над личным. Еще^живой, он уже вдумывается «в новое, открытое ему начало вечной любви», которое так отлично от плоской избирательности любви. Разъясняя предсмертное состояние князя’ Андрея, Толстой пишет: «Все, всех любить, всегда жертвовать собой для любви, значило никого не любить, значило не жить этой земной жизнью. И чем больше он проникался этим началом любви, тем больше он отрекался от жизни…»Вся жизнь Болконского и была своеобразной подготовкой к такому «слиянию». Под знаком преодоления всего личного прошла жизнь князя Андрея: «То грозное, вечное, неведомое и далекое, присутствие которого он не переставал ощущать в продолжение всей своей жизни, теперь для него близкое и… почти понятное и ощущаемое…»

Толстой своим творчеством утверждает те нормы нравс­твенности и справедливости, которые вырабатывались века­ми. Мысль о братском единении человека с человеком ле­жит в основе произведений писателя.

— Любовь? Что такое любовь? Любовь мешает смерти. Любовь есть жизнь. Все, все что я понимаю, я понимаю толь­ко потому, что я люблю. Все есть, все существует только по­тому, что я люблю. Все связано