«Посмертные записки старца Федора Кузмича». Толстого очень увлекало изучение исторических материалов об Александре I и Павле I. Толстой на­чал писать повесть в ноябре-декабре 1905 г. Однако работа была прервана, повесть осталась незавер­шенной.

Писателя очень интересовала легенда о том, что император не умер в 1825 г., а дожил до глубокой старости в Сибири под именем старца Федора Кузми- ча. В «Посмертных записках старца Федора Кузми- ча» ясно ощущаются характерные толстовские моти­вы. Здесь есть темы духовного перелома, исповеди, ухода от мира. На императора произвела неизглади­мое впечатление сцена экзекуции солдата. О такой же сцене писатель говорит в рассказе «После бала». Можно сделать вывод, что наказание солдат было для Толстого олицетворением чудовищности сущест­вующего политического строя.

Герой «Посмертных записок Федора Кузмича» пе­реосмысливает свою жизнь в глубокой старости. Но перед этим он в самом расцвете лет отказывается от привычной жизни и уходит от мира. Теперь он ду­мает о Боге и о своей душе. Все суетное, мелкое, что было важным ранее, не интересует его больше. Глав­ный герой повести уходит тайно. Ему не нужна ри­совка, он отказывается от желания удивить, что бы­ло свойственно ему раньше.

Старец Федор Кузмич воспринимается читателем как святой человек. Именно поэтому разница между ним и императором Александром кажется столь ог­ромной. Старец признает свою вину в том, что на вой­не гибли невинные люди. Он говорит о тех грехах, которые совершил в бытность императором.

Толстой не завершил повесть, но к самой легенде относился с искренней заинтересованностью.

Толстой писал: «Пускай исторически доказана невозможность соединения личности Александра и Козьмича, легенда остается во всей своей красоте и истинности». Толстой также писал: «Уж если ме­ня что пугает, то это родиться во дворце, а не в тру­щобе. Жизнь есть процесс освобождения духовного начала, того самого, которое есть в каторжнике и во всех».