«Послечувствование» японской поэзии. Основной поэтической формой японского средневековья была танка (в переводе с японского «короткая песня») — стихотворе­ние, которое состоит из 31 слога и распадается на 5 отрезков в пос­ледовательности 5—7—5—7—7 слогов. Основой этой формы явля­ются китайские корни японской поэзии: древние китайские сло­ва были, в основном, односложными. Метрическая система танка предельно проста. Слог состоит из гласного звука или согласного в сочетании с гласным; таких комбинаций не очень много. Частые повторы создают певучесть.

Для танка характерен нечет. И, как следствие этого, постоянно возникает то легкое отклонение от кристально уравновешенной симметрии, которое так любимо в японском искусстве. Метр тан­ка не кажется однообразным, настолько богаты ритмические мо­дуляции, особенно ощутимые в пределах одной и той же неизмен­ной метрической схемы. Рифма в японском стихосложении отсут­ствует, ее с избытком заменяет тончайшая оркестровка, переклич­ка созвучий в начале и в середине стихов. Читаются японские сти­хи вслух медленно и нараспев, следуя определенной мелодии.

Из-за краткости танка каждое ее слово становилось особенно значимым, а набор тем и предметов изображения ограничен; лю­бой полунамекдолжен быть понятен читателю или слушателю сра­зу. В танка совсем нет повествовательного элемента. Она не столько описывает, сколько выражает отношение поэта к природе, люби­мому и дорогому человеку — это лирическая поэзия в чистом виде. Такое стихотворение всегда оставляет чувство недосказанности и требует от читателя ответной игры воображения. Считалось, что в пробелах между словами заключено не меньше смысла, чем в са­мих словах. Японские художники, применявшие в своем творче­стве сходные приемы, тоже оставляли возле рисунка незаполнен­ный белый фон.

В японской поэтике бытует термин «послечувствование». Глу­бокий отзвук, рожденный танка, затихает не сразу. Чувство сжа­тое, как пружина, раскрывается, образ, набросанный двумя-тре- мя штрихами, возникает в своей изначальной целостности. Спо­собность будить воображение — одно из главных свойств японс­кой лирики малых форм.

Один из самых любимых поэтов Японии Исикава Такубоку так говорил о танка: «Есть особые мгновения, они не повторяются дважды. Я с любовью вспоминаю эти минуты. Мне не хочется, что­бы они прошли напрасно. Лучше всего их выразить при помощи такого короткого стихотворения, как танка… Я пишу танка, пото­му что я люблю жизнь». А я люблю танка. Они краткие и емкие, понятные и трудные одновременно, они, как «холодный чистый снег зимой».