Положительный герой в творчестве Некрасова. Лирический герой Некрасова почти всегда человек надломленный, раздираемый внутренними противоречиями, мучимый своим несовер­шенством. Этот глубокий духовный конфликт поэта с самим собой, в котором он постоянно исповедовался читателю, заставлял его искать среди предшественников и современников свой идеал, неустанно сози­дать высокий образ «рыцаря без страха и упрека».

То, что мы привыкли определять как «образ положительного героя», и в малой степени не передает возвышенный идеал некрасовской лири­ки, воплощенный то в собирательном образе Гражданина, призывающе­го Поэта жить «на благо ближнего», то в образе пламенного певца, умев­шего «любить — ненавидя»…

Образ героя в творчестве Некрасова постоянно меняется: ведь ме­няется время, меняется Россия, меняется и сам поэт. Особые черты об­ретает он в пореформенную эпоху, в 1860-е годы. Прошло совсем немно­го времени после проведения демократических реформ — и стало ясно: общество обмануто. И Некрасов, так поверивший было в исполнение заветных мечтаний о свободе, возвращается к прежним темам: по сути, освобождение не состоялось. В поэзии Некрасова, в самом его тоне зву­чит надлом, разочарование. И не только в возможности все разом изме­нить: переживший крушение главных своих надежд поэт сомневается в нем, во имя кого жил и боролся, — в самом народе. Свой народ видится Некрасову не только страдающим, но и забитым, лишенным воли к сча­стью, любящим собственное рабство.

Некрасов первый из русских литераторов так близко подошел к по­ниманию всей противоречивой глубины народного характера. Ведь 1860- с годы — время особой увлеченности народной темой: в народе искали ответы на все вопросы, в нем видели исток и надежду, полагая, что все — и духовное, и социальное — сосредоточено в совершенно непознан­ной народной стихии.

В лирике Некрасова в то время призывы к освобождению народа от крепостной зависимости стоят рядом с размышлениями о том, что даст народу эта свобода, как он ее примет, как осознает. Его персонажи — подчеркнуто безответные, забитые люди, безропотно принимающие любые унижения. Таковы строители железной дороги («Железная доро­га»), которые, подобно древним рабам Египта, отдали здоровье, силы, а многие и жизнь, на строительстве, а потом легко позволили себя обма­нуть управляющему; и ходоки («Размышления у парадного подъезда»), которые пришли в столицу за правдой и легко смирились с тем, что их не пустили даже на порог «роскошных палат…» Автор не только и не столько жалеет их, сколько стремится понять, в чем причина их долго­терпения, где его предел и есть ли он:

Где народ, там и стон…

Эх, сердечный!

Что же значит твой стон бесконечный?

Ты проснешься ль исполненный сил,

Иль, судеб повинуясь закону,

Все, что мог, ты уже совершил, —

Создал песню, подобную стону,

И духовно навеки почил?..

Одним из главных духовных ориентиров Некрасова был Лермонтов Вспомним лермонтовского Пророка — осмеянного, избиваемого каме­ньями за то, что посмел провозглашать «любви и правды чистые ученья». Та же мука впустую растраченного душевного жара, то же неизбывное страдание пророка, не услышанного своим народом, не узнанного им, звучат в каждой строке некрасовской «Элегии».