«Самый несчастный из людей тот, для кого в мире не оказалось работы».

Т. Карлейль

Поиски земли обетованной. Бесконечно длинное федеральное шоссе № 66. Оно тянется че­рез Оклахому, Канзас до самой Калифорнии — южного счастливого края, где на плодородной земле растут чудесные персики, яблоки и другие экзотические фрукты, где есть работа для всех, где живут богатые и счастливые люди. По этой дороге едет видавший виды шестицилиндровый легковой «гудзон» Джоудов, переоборудованный ими в грузовик для дальних путешествий. Глава семьи сидит в ка­бине рядом с одним из сыновей, которые по очереди ведут машину. В кузове, среди самого нужного, без которого не обойтись в дальней поездке, домашнего скарба на мешках, узлах и поддержанных стуль­ях расположились остальные члены семьи: мать, бабка, старшая дочь, ожидающая ребёнка, и её муж, ещё один сын, богом обделённый здравым умом, ещё двое младших детей — десяти- и двенадцатилет­ние Уинфилд и Руф, проповедник Кейси, ставший другом, помощ­ником, мудрым советчиком этого большого семейства.

Куда едут они? Что они ищут?

Позади у них осталась бедная, но казавшаяся нормальной жизнь в своём доме на своей земле. Правда, земля эта была уже не со­всем своя: за налоги, кредиты и непомерные проценты, которые никак не удавалось полностью и вовремя выплатить, землю при­шлось заложить в банк, который постепенно стал полным хозяи­ном земли. А Джоуды превратились в арендаторов. И настал час, когда Банк согнал арендаторов с их земли, потому что выгоднее обрабатывать землю тракторами и наёмными рабочими.

И тысячи семей, подобно Джоудам, снялись с места и отпра­вились в неизвестном самим направлении в поисках новой жиз­ни. Говорят, в Калифорнии есть работа и жильё. И теперь по фе­деральному шоссе № 66 катит не одна тысяча машин снявшихся с места бывших фермеров. Куда? Они думают, что впереди их ждёт работа. Они мечтают дружно трудиться всей семьёй и в скором времени купить небольшой домик среди цветущих садов, отдать младших детей в школу, устроить жизнь дочери и её ребенка, ко­торый должен вот-вот родиться. Они надеются, что со временем смогут купить землю и открыть своё дело — маленькую ферму и зажить привычной для них жизнью. Ради этого они готовы тер­петь трудности и невзгоды в Пути. Главное — сохранить семью, держаться друг за друга, и тогда можно добиться желаемого.

Как видим, Джоуды и подобные им ни на что особенно в жиз­ни не претендуют. Их стремления просты и непритязательны: воз­делывать землю и жить плодами своих рук. Но в том-то всё и дело, что американский образ жизни лишает их и этого, казалось бы, такого бесспорного права на жизнь и труд на собственном клочке земли.

Путь в калифорнийский рай оказался для семьи Джоудов тра­гедией. Их вынудили оторваться от родной земли. Для них она была не только местом каждодневного тяжёлого труда, но и воп­лощением добра и справедливости в мире. Их любовь к природе, земле, воздуху и солнцу, дарам природы — естественное чувство человека-труженика, воспринимающего землю как живой орга­низм, за что земля одаривает его урожаем.

В пути Джоуды экономят каждый цент, каждый галон воды и бен­зина С каждым днём всё труднее становится накормить. С каждым часом тает их надежда найти работу и обрести постоянную крышу над голо­вой. Встречаясь с такими же, как и они, выгнанными из родного дома на большую дорогу «искателями счастья», Джоуды всё больше убежда­ются в тщетности своих надежд.

Первым не выдерживает трудностей пути муж дочери, мо­лодой человек, мечтавший о красивой и богатой жизни в горо­де. За ним — полоумный и добрый Ной, сломленный тяготами путешествия: он уходит от семьи, чтобы слиться с природой, с рекой, которая, как кажется Ною, зовёт его. Не смогла пере­жить разрыва с родным домом бабка: умерла на границе двух штатов, когда до желанной Калифорнии, казалось, рукой подать. Дочь Роза всё больше осознаёт, что ей не удастся выносить и родить здорового ребёнка. Роды у неё начались в самый кри­тический момент жизни их семьи, когда вода во время сильно­го ливня стала подтапливать их вагончик, который временно служил им домом. У неё родился мёртвый ребёнок, и жизнь для неё потеряла всякий смысл.

Не смог стать оплотом семьи отец. Чем дальше продолжалось их путешествие, тем более растерянным он становился, не видя возможности найти работу и содержать большую семью. Один раз им улыбнулось счастье, когда они приехали в государственный ла­герь для переселенцев. Здесь некоторое время они смогли пожить в более-менее человеческих условиях, своим трудом оплатить пре­бывание в лагере. Здесь отец и старший сын Том нашли на несколько дней работу у добропорядочного и честного фермера. Но он вынуж­ден был скоро отказать им в работе, так как крупные землевладель­цы штата, объединившиеся в Ассоциацию фермеров, диктовали для всех свои условия оплаты труда наёмных рабочих и тем самым за­гоняли в угол не только мелких фермеров, подобных Джоудам в прошлом, но и средних, каким был их работодатель.

Опорой семьи в её тяжких скитаниях оказались мать и старший сын Том. Мать, всю жизнь поддерживавшая мир и спокойствие в семье, и сейчас пытается словом ободрить дочь, убедить мужа не отчаиваться, оправдать необдуманные поступки среднего сына, об­надёжить Тома. Она одна заботится о младших детях, об их душах, пытаясь в этих жестоких условиях научить их оставаться людьми и делиться последним куском хлеба с голодным. Мать советует своим взрослым детям: «Если у тебя горе, твёрдо я знаю одно: иди к бед­някам, они помогут». Видя, что семья гибнет, она всё же убеждена в том, что простые люди и их традиции бессмертны, они первоос­нова жизни. Она говорит: «Нас не сотрёшь с лица земли, не унич­тожишь. Мы будем существовать вечно. Потому что — мы народ».

Старший сын Том, сознание которого стало просыпаться в результате бесед со стихийным проповедником Кейси и той не­справедливости, свидетелем которой он неоднократно был во вре­мя пути, первым до конца осознаёт происходящее, истинное со­стояние дел. И он принимает на себя ответственность за судьбу семьи. Видя, что не только его семья, но тысячи таких же семей оказались в отчаянном положении, Том, благодаря Кейси и не­которым думающим, как и он, людям, приходит к мысли об объе­динении усилий всех бедняков: «Подымутся голодные на борь­бу за кусок хлеба, я буду с ними». Он не мирится с унижениями и оскорблениями и вступает в конфликт с полицией, защищая правду. Из-за этого он вынужден скрываться, покинуть родных. Он понял, что только солидарность тысяч бедняков, сорванных с насиженных мест людей способна выдержаТь схватку с банка­ми и шерифами, богатыми фермерами и трестами, отрядами во­оружённых лавочников и наёмными убийцами. Только совмест­ная борьба способна пробудить равнодушие государственного аппарата США и задуматься о судьбах бедняков.

Трагедия этих простых американских граждан, выброшенных из жизни обществом, предстала перед нами в романе Дж. Стейнбека «Гроздья гнева». Судьба семьи Джоудов, распавшейся из-за невы­носимо жестоких обстоятельств, трагична и оставляет мало надежды на возможность счастья для человека, желающего честным трудом заработать на жизнь себе и своей семье. И в сознании простых лю­дей начинает «бродить ярость», в их сердцах созревают «гроздья гнева». В семье Джоудов, как в капле воды, отразились специфические чер­ты национального сознания и коренные социальные противоречия и проблемы американской действительности в 30-е годы XX века. Я думаю, что они и сейчас не потеряли своей актуальности для Аме­рики, а для нашей страны периода «дикого капитализма» они стано­вятся покалишь тенденцией развития. Поэтому для нас роман Стейн­бека как бы предупреждение об опасности такого пути.