«ПОЭТОМ МОЖЕШЬ ТЫ НЕ БЫТЬ, НО ГРАЖДАНИНОМ БЫТЬ ОБЯЗАН». Поэзия Некрасова продолжила традиции русской лите­ратуры, завещанные прогрессивными писателями предше­ствовавших эпох: Рылеевым, Пушкиным, Лермонтовым.Не­красов был подлинным поэтом-гражданином, чей поэтический голос звучал «как колокол на башне вечевой во дни торже­ства и бед народных». Он был признанным вождем револю­ционно-демократически настроенной части общества того времени. Вся жизнь Некрасова явила собой пример служе­ния борьбе за счастье народа.

Некрасов с первых шагов литературной деятельности раз­мышлял о назначении поэзии и поэта в обществе. Небольшое стихотворение «Тот не поэт» заканчивается словами:

Кто у одра страдающего брата

Не пролил слез, в ком состраданья нет,

Кто продает себя толпе за злато,

Тот не поэт!

Уже в ранних своих произведениях, относящихся к нача­лу 40-х годов, Некрасов выступает как поэт-гражданин, ос­новными темами творчества которого являются судьбы Роди­ны и своего народа. В стихотворении «Забытая деревня» и «Размышления у парадного подъезда», которые были написа­ны в период общественного подъема, поэт подводит нас к широким политическим обобщениям: вся Россия — это ни­щая и бесправная «забытая деревня», во всей России простой человек-труженик не знает счастливой жизни. Как призыв ко всеобщему возмущению прозвучал заключительный аккорд «Размышлений,..», обращенный к народу: «Ты проснешься ль, исполненный сил?» Царская цензура запретила это сти­хотворение, увидев в нем революционный призыв.

В «Песне о Еремушке», написанной в этот же период, раб­ской житейской мудрости, порожденной крепостническим укладом, поэт противопоставляет новую мораль, основа кото­рой — вольная жизнь.

Свой поэтический манифест поэта революционной демокра­тии Некрасов утвердил в знаменитом стихотворении «Поэт и гражданин», написанном в форме диалога Поэта и Гражданина. Мысли Некрасова о предназначении поэта и поэзии в этом сти­хотворении вложены, главным образом, в уста Гражданина. Граж­данин (а вместе с ним и автор) выступает против сторонников «чистого искусства», которое уводит читателя от острых поли­тических проблем в мир узко личных чувств и переживаний. Современники и идейные противники Некрасова (Майков, Фет и другие) видели в поэте лишь «жреца красоты», «избранного счастливца» и т. п. (Фет, например, писал о себе и о своих еди­номышленниках, что они «искали в поэзии единственного убе­жища от всяких житейских скорбей, в том числе и граждан­ских»). Некрасов же считал такое мировоззрение недопустимым для поэта, который своим талантом должен прежде всего слу­жить Отечеству и своему народу — быть гражданином;

Еще стыдней в годину горя

Красу долин, небес и моря

И ласку милой воспевать.

В монологе Гражданина, где он касается этих важных для Некрасова тем — судьбы народа и Родины, — искренняя взвол­нованность и истинная страсть. Некрасов-гражданин призы­вает бороться за высокие общественные идеалы:

Иди в огонь за честь Отчизны

За убежденье» за любовь—

Иди и гибни безупречно.

Умрешь не даром…

От имени русских революционных демократов поэт реши­тельно заявляет, что истинный мастер слова должен служить своему народу:

Будь гражданин! служа искусству,

Для блага ближнего живи…

В стихотворении «Элегия», написанном в конце жизни, Некрасов снова обращается к вопросу о содержании и роли поэзии в обществе:

Пускай нам говорит изменчивая мода,

Что тема старая — «страдания народа»,

И что поэзия забыть ее должна,

Не верьте, юноши! Не стареет она.

Именно в служении народу Некрасов видел цель и смысл своего творчества и именно так он понимал свой долг как поэта:

Я лиру посвятил народу своему,

Быть может, я умру, неведомый ему,

Но я ему служил — и сердцем я спокоен…

Да, Некрасов, действительно, служил своему народу! Его поэтическая дума была неразлучно связана с народной думой, скорбь его неотъемлема от великой народной скорби, пере­полнявшей русскую землю. Поэт верил в великие силы, бро­дившие в темной массе народа, и только от пробуждения на­родного ждал поворота к новой, лучшей, свободной жизни.