Поэт и общество в лирике М. Ю. Лермонтова
М. Ю. Лермонтов прожил недолгую жизнь, но его богатое творческое наследие волнует сердца читателей до сих пор. Еще в ранней молодости поэт задумывался о назначении искусства, о месте поэта в обществе.

В ранний период своего творчества Лермонтов считал, что цель поэта — оформить словами те чувства, которые правят его душой, и в этом поэт должен быть честен прежде всего перед собой, правдив: “Мой прекрасный дом для этого построен”, — пишет Лермонтов в стихотворении “Мой дом”.
Однако после поражения восстания декабристов (время наступления реакции) по мере развития взглядов на мир образ поэта в творчестве Лермонтова изменяется, поскольку творец жаждал сердечного отклика, простоты, света, а мир отвечал ему обманом, злобой, пороком. И Лермонтов начинает понимать свое коренное отличие от предшественников:
Нет, я не Байрон, я другой,
Еще неведомый избранник…
И теперь, создавая образ современного поэта, Лермонтов лишает его того высокого ореола, которым его окружали раньше. Лермонтовский образ певца-пророка-граждани- на — это образ народного трибуна, который своим “простым и гордым” языком “воспламенял бойца для битвы”, который пытался противостоять фальши и бесхарактерности современного мира.
Твой стих, как божий дух, носился над толпой;
И отзыв мыслей благородных
Звучал, как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и бед народных.
Однако в сложившихся условиях поэт уже не может подняться до этого идеала и поэтому переживает глубокий кризис (стихотворения “Поэт”, “Журналист, читатель и писатель”):
Но скучен нам простой и гордый твой язык, —
Нас тешат блестки и обманы…
Поэт, полный сил и энергии, но не знающий, куда их приложить, по мнению Лермонтова, уподобляется кинжалу, который раньше был серьезным оружием, но теперь превратился в ценное украшение:
В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?
Но как же тогда быть поэту, чье творчество призвано служить обществу? И стихи Лермонтова наполняются страданием, болью, чувством непреодолимого одиночества. Творцу, как воздух, необходимы близкие и родные по духу люди, но одинаковость людей и их безмыслие, холодность делают общение с ними невозможным:
Гляжу на будущность с боязнью,
Гляжу на прошлое с тоской
И, как преступник перед казнью,
Ищу кругом души родной…
Налицо конфликт между творцом, готовым к дерзким преобразованиям во имя человечества, и обществом, видящим в нем эгоиста, обращенного только к своим переживаниям. И это сложное противоборство чувств, трагизм судьбы поэта в светском обществе открываются нам в стихотворениях Лермонтова “Смерть Поэта” и “Как часто пестрою толпою окружен…”. Представленный здесь “высший свет” не просто глуп и скучен, но и преступен: он убивает настоящих поэтов.
В своих размышлениях об обществе Лермонтов с горечью и тоской смотрит на современное ему поколение, изнеженное и малодушное, не способное ни дружить, ни любить, не умеющее ни творить, ни воспринимать чужое творчество.
Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно.
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
О судьбе поэта Лермонтов говорит и в своем стихотворении “Пророк”, лирический герой которого наиболее трагичен. Печальна судьба пророка — отчужденность, непризнанность, одиночество, а иногда и неприкрытая травля. Если любимый и глубоко ценимый Лермонтовым Пушкин в своем “Пророке” утверждал великое общественное значение поэта и поэзии, то Лермонтов говорит о падении, непризнанности роли поэта среди своих современников. Мало того, “ближние” творца активно противодействуют ему, доставляя страдания и муки:
С тех пор, как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока,
Провозглашать я стал любви И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои Бросали бешено каменья.
Величие поэзии Лермонтова в том, что в свой страшный век, гасящий разум и волю, он обладал гордым сердцем, мужеством борьбы, пылкостью чувств. Не зря Белинский писал, что “Пушкин умер не без наследника”.