Петр I и его эпоха. Роман Алексея Николаевича Толстого «Петр I» повествует о дале­кой эпохе конца XVII — начала XVIII веков, которая по праву осталась в русской истории как петровская. Работа автора над романом продол­жалась 16 лет: с 1929 по 1945 гг.

Алексей Толстой мог бы сказать о себе словами Белинского: «Для меня Петр — моя философия, моя религия, мое откровение во всем, что касает­ся России». В романе «Петр I» продолжены традиции русской классичес­кой литературы, крупнейших представителей которой — Ломоносова, Пуш­кина, Льва Толстого — неизменно волновал образ великого реформатора.

Писатель воссоздает политическую и культурную жизнь, бытовой и национальный колорит, нравы, обычаи, социальные и религиозные кон­фликты переломного времени. Картины народной жизни представлены и в конкретных образах. Это — Федька Умойся Грязью, один из первых строителей Петербурга; братья Воробьевы, отменные мастера, для кото­рых что «колокол лить», что «шпагу калить», что «пистолет делать» — все играет в их талантливых руках. Это и кузнец Жемов — «редкой умелос­ти человек», мечтающий о воздушном полете. Не обходит автор и тол­пы нищих и «ярыжек» (беспутных людей, пьяниц), бунтующих и сми­рившихся, простых людей разных сословий и состояний.

Над этой пестрой и многоликой, со скрежетом и стоном сдвинув­шейся с насиженного места Русью возвышается фигура императора Петра. Изображая характер царя, его деяния, автор нигде не нарушает исторического масштаба событий. Лагерь противников петровских ре­форм представлен в романе с пышностью и внешней монументальнос­тью: величественная осанка и «поступь» Софьи, недоступность князя Голицына. Застойность и неподвижность в их среде подчеркнуты авто­ром в неспешности развития сюжета, особенно первых глав романа.

Образ Петра Великого характеризуется стремительностью, динамич­ностью, непоказной простотой. У Алексея Толстого как бы сама исто­рия России, подхлестнутая волей Петра, убыстряет свое течение.

Военные походы, кампании были неотъемлемой частью политики Петра. И хотя они очень изнуряли государство, вести их приходилось вследствие исторической необходимости. Исконные русские земли на юге были захвачены татарами и турками, преградившими путь России к Черному морю Выход к Балтике закрыт шведскими гарнизонами. Пер­воначально проигранные сражения только закалили молодого царя. «От беды и позора под Азовом кукуйский кутилка сразу возмужал, неудача бешеными удилами взнуздала его. Даже близкие не узнавали — другой человек: зол, упрям, деловит».

В Воронеже возводятся верфи, поспешно строится флот’. На следую­щий год Петр берет Азов.«… в первую голову это была победа над своими: Кукуй одолел Москву». Писатель показывает Петра, овладевшего 14-ю ре­меслами, на приеме послов и у кузнечного горна, крепящим снасти на па­руснике и в пороховом дыму баталий, в царских покоях и в сцене трактир­ной пирушки. Во время войны со шведами Петр «не умывался, ел на ходу». С лицом, обожженным солнцем, с ладонями в кровавых мозолях, в пыль­ном, пропахшем табаком и потом кафтане — таким предстает царь Петр на страницах романа. Мы видим императора на верфи, за столом военного совета, в пыточном застенке, на ассамблеях и у прелестной Анхен.

Третья книга романа не была окончена из-за смерти писателя. Здесь Петр изображен несколько иным, чем в первых двух книгах. Главный герой становится опытным, зрелым властителем. Ощущением уверенно­сти дышит его крупная фигура, лишенная резких, порывистых движе­ний, которые подмечались прежде. Но выпуклые глаза царя по-прежне­му «строгие, страшноватые», у него еще случаются вспышки необуздан­ного гнева, однако во всем облике уже больше сдержанности, характерной для государственного мужа — дальновидного, проницатель­ного, властного, даже жестокого.

На страницах романа, запечатлевших победный штурм Нарвы, Петр олицетворяет «грозное величие» монарха, вдохновленного высокой го­сударственной целью: «Дело было европейское: шутка ли — штурмом взять одну из неприступнейших крепостей в свете». Свежий ветер с Бал­тики рвет паруса петровских фрегатов и бригантин, идущих кильватер­ным строем после победы под Юрьевом. Так молодая Россия, напрягая свои силы в битвах с внешними и внутренними врагами, неудержимо устремилась в будущее.

С большим художественным мастерством воссозданы и другие ис­торические деятели: Меньшиков, Лефорт, Ромодановский, царевна Наталья. Но центром романа, к которому стягиваются все нити пове­ствования, является образ Петра, вылепленный Алексеем Толстым круп­но, выпукло, мощно. В его натуре воплощены основные противоречия того времени. Петр Первый — национальный деятель большого масш­таба. После «Полтавы» Пушкина роман Алексея Толстого — это самая большая удача в создании образа Петра в русской литературе.

Писатель не идеализировал Петра I. Горячность и темперамент, с которыми Петр принимается за ломку и искоренение старых порядков, нередко приводят к издевательству над людьми. Деспотизм царя-само- держца проявляется, например, в том, что он с издевкой режет боярам бороды, бесчинствует в их домах, устраивает дикие шутовские шествия по улицам Москвы.

Но по отношению к родовитым боярам, недовольным реформами и тяготеющим к старому укладу жизни, деспотизм царя вполне оправдан. Толстой рисует в романе запоминающиеся типы спесивых, чванливых бояр родовитых фамилий, способных только сокрушаться по поводу ста­рых порядков, ушедших теперь из жизни. Таков старый боярин Буйносов, медлительный и вялый тугодум, который олицетворяет вырождение этого привилегированного сословия в петровскую эпоху. На смену ему приходят энергичные, деятельные представители служилого дворянства и купечества, которые активно участвуют в преобразованиях Петра. Такие герои, как Александр Меньшиков, Андрей Голиков, семья Бровкиных, сделали голо­вокружительную карьеру, став близкими сподвижниками царя.

Высоко оценив значение петровских реформ для развития и процве­тания России, Толстой указал на негативные явления эпохи правления Петра. Через весь роман проходят картины нищеты, забитости, угнете­ния и бесправия народа. Мы видим крестьян, холопов, солдат, беглых людишек, тех, кто невыносимо страдает от поборов и притеснений.

В роман Алексея Толстого отражено все многообразие проблемати­ки петровской эпохи. И тем не менее это не историческая хроника, а широкое социально-психологическое и драматическое полотно, вмес­тившее в себя бури и страсти переходного периода жизни России.

Замечательно, что не только Россия, но и европейский театр военных действий захвачен автором. Европейская дипломатия, интриги королей и куртизанок, жизнь купцов и ремесленников также отражены в романе со всей полнотой. Работая над большим эпическим полотном, Алексей Тол­стой использовал большое количество исторических документов: «пыточные» записи, старинные судебные акты, так называемые материалы «Сло­ва и дела», фольклорные источники. Все это помогало передать колорит далекой эпохи, воссоздать язык русского народа XVIII века.

Роман Алексея Николаевича Толстого дает яркое и обширное представление о личности великого преобразователя России и самом россий­ском государстве той поры. Это художественный памятник великому императору Петру I и его эпохе.