ПЕРЕЛОМНЫЕ МОМЕНТЫ ПРОШЛОГО. Содержание трагедии — это, по словам Проспера Мериме, судьба человеческая, судьба народная. А. С. Пушкин мечтал о драматур­гии самых высоких, освободительных идей, острых конфликтов, больших страстей, крупных национальных характеров и яркой занимательности, основанной на жизненной правде. Свои разду­мья, принявшие форму четких реалистических принципов, он впер­вые воплотил в трагедии «Борис Годунов».

В этой пьесе поэт с огромной силой творческого вдохновения воссоздал картину исторического прошлого России. Работая над «Борисом Годуновым», Пушкин хотел «преобразовать русский те­атр»: взамен придворной трагедии классицизма дать образец на­родной драмы шекспировской силы и глубины, показывающей широкую и правдивую панораму одной из самых драматических эпох русской истории. Замысел этот был осуществлен.

Острая драматическая борьба Дмитрия Самозванца с царем Борисом, полная тайн, потрясшая целое государство, давно привле­кала Пушкина. Он задумал трагедию как попытку новаторского преобразования отечественной драматургии на ее путях от клас­сицизма к реализму, поставил своей целью воскрешение минувше­го времени «во всей его истине».

Прогрессивная и новаторская направленность драмы — в ут­верждении народа определяющей силой истории. Цари властвуют, пользуясь обманом, темнотой, политической несознательностью народа. События истории определяются отношением к ним наро­да, его мнением — таков основной идейный пафос этой социально- политической трагедии.

Мощь народа не могли не чувствовать, не понимать правите­ли, самодержцы, их пособники и слуги. Борис располагает пол­ной царской властью, но боится народа. В борьбе с боярством он опирается на «новую знать», обещает Басманову уничтожить «раз­рядные книги», покончить с местничеством боярства. Борис говорит: «День этот недалек, лишь дай сперва смятение народа мне усмирить». Бояре Шуйский и Воротынский видят осуществ­ление своих далеко идущих честолюбивых замыслов в основном в опоре на народ. Шуйский предлагает Воротынскому: «Давай народ искусно волновать, пускай они оставят Годунова», а Воро­тынский, сомневаясь в успехе, отвечает ему: «Народ отвык в нас видеть древнюю отрасль». Гаврила Пушкин, перешедший на сто­рону Лжедмитрия, убеждает Басманова оставить Бориса и видит самый действенный довод в том, что его группа сильна «Не войском, нет, не польскою помогой, а мнением — да, мнением народным». Пушкин говорит здесь о коренной противоположно­сти, даже враждебности интересов царя и народа. После шести лет правления Борис приходит к твердому убеждению, что «жи­вая власть для черни ненавистна». Враждебны народу и бояре, все они ненавидят народ, но одни уверены в возможности сдер­жать его свободолюбивые порывы (Басманов), а другие — выра­жают опасения. Изображая борьбу Бориса Годунова и Самозван­ца за власть, Пушкин полностью разоблачает их. На самом деле это тираны, злодеи, презирающие народ и добивающиеся царской власти преступлениями. Таким образом, автор лишает царскую власть ореола святости и показывает интриги, нечестную игру корыстных, честолюбивых бояр-карьеристов и дворян, выдвигаю­щих на престол своих претендентов.

В трагедию входит и изображение социальной борьбы, общественных отношений народа и власти. Корысти господствующе­го сословия, противоречию интересов бояр и самодержавия про­тивопоставлены справедливость, доброта, великодушие, нравствен­ная красота простого народа — подлинного хранителя русских национальных нравов и обычаев. В стихийной ненависти к Бо­рису народ может его проклинать, но, увидев его детей под стра­жей, люди проникаются к ним искренним сочувствием: «Отец был злодей, а детки невинны». Узнав о том, что жена и сын Бориса зверски убиты боярами, «народ вужасе молчит». Народ, мечтавший о добром и справедливом царе, не мирится с царем- обманщиком.

Пушкин объяснил падение царя социальными обстоятельства­ми. По его мнению, основная причина катастрофы Бориса Годуно­ва в разобщении с народом, в недовольстве народных масс злоупот­реблением властью. Вся трагедия, по словам литературоведа Д. Д. Благого, разворачивается как «мирской», а не «божий» суд над царем Борисом, — «суд истории». Самозванец подкупил на­род обещаниями освободить от непосильных тягот, от закрепоще­ния, он идет к власти на волне народного недовольства Борисом. Но народ распознает в нем предателя национальных интересов, приходит в ужас от его злодеяний, убийств ни в чем не повинных членов семьи Бориса и лишает Самозванца своих симпатий.

Рисуя самодержцев преступниками, объясняя свержение Бо­риса недовольством восставшего народа, Пушкин стремился пока­зать, что в изоляции от народа социально-политическая борьба обречена на неудачу, утверждал, что не цари, а народ творят исто­рию, — таким образом поэт отражал самые передовые настроения 1820-х годов.

Борис Годунов изображен в поэме как дальновидный государ­ственный деятель, тонкий политик, просветитель, искренне желаю­щий принести народу благо, покончить с абсолютной властью бояр на местах. Он любящий отец, но при этом кровавый злодей, при­творный, мстительный властолюбец. Василий Шуйский — лука­вый и честолюбивый слуга царя, смелый, но хитрый и расчетли­вый, способный плести интриги, ласково лицемерить с нужными людьми, заискивать перед грубыми и сильными и самому быть грубым с подвластными. Самозванец — натура очень противоре­чивая: одаренный, честолюбивый, самоуверенный и хвастливый авантюрист, дерзкий, храбрый воин, открытый к добру и злу, из­менник родины и ловкий дипломат.

Изображая своих предков мятежниками, отстаивающими пра­ва народа, интересы нации, поэт не отступил от исторической правды, намекая в то же время на свои личные отношения с самодержави­ем. «Борис Годунов» — первая в русской литературе действитель­но реалистическая трагедия. Своим реализмом, верностью исто­рической правде, она оказала влияние на последующее развитие всей русской драматургии, а М. Горький называл А. С. Пушкина автором «лучшей нашей исторической драмы».