Печорин: многогранный и противоречивый характер.  Печорин, передовой и образованный дворянин, стоящий вне окружающего его общества. Он не находит своего места в жизни. Герой страдает от безверия, скептицизма и невозможности действо­вать во имя добра. При всей незаурядности Печорина, максима­лизм его требований, индивидуализм и рефлексия приводят его к трагическому финалу. Его удел — тоска, страдание и отчаяние и это, естественно, вызывает к нему сочувствие и сострадание. Сила и одаренность натуры Печорина реализуется прежде все­го в напряженном самоанализе. Он постоянно анализирует свои мысли, поступки, желания, симпатии и антипатии, пытаясь рас­крыть корни добра и зла в одном человеке: «Я иногда себя прези­раю, … не оттого ли я презираю других…», «зло порождает зло…». Нет личности без рефлексии. Но рефлексия Печорина гипертро­фирована. Не имея возможности реализовать себя в реальном деле, все «силы необъятные» своей души он направил на самопознание. Настойчиво возвращается он к мысли деформированности соб­ственной психики. Он говорит княжне Мери о двух половинках своей души. Эта же мысль в беседе с Вернером перед дуэлью зву­чит гораздо более четко и жестоко, без тени романтических затей: «Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его».
Именно поэтому Печорин скрывает томящую его тоску под маской непринужденности, защищаясь от века, скрывает способ­ность любить и сострадать; предотвращая всегда возможное пре­дательство, приучает себя к равнодушию и эгоизму. И происходит трагедия: «приличьем стянутые маски» прирастают к лицу, уроду­ют душу. Печорин панически боится проявлять нормальные чело­веческие чувства. Вспомним сцену, разыгранную им перед дуэлью: как напряженно и старательно скрывает он свои истинные чув­ства— страх, сожаление, дружескую привязанность к Вернеру! Как стыдится он внезапного порыва, заставившего его броситься вслед за уезжавшей Верой!
Для понимания образа Печорина важно сопоставить две его самохарактеристики. Одна предельно романтична: «Я, как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига; его душа скиталась с бурями и битвами и, выброшенный на берег, он скуча­ет и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце…» Так объясняет он свой отказ от «тихих радос­тей» брака с княжной Мери, свою неспособность обрести семей­ное счастье под «мирным солнцем». Но все гораздо сложнее: под­водя итоги жизни в ночь перед дуэлью с Грушицким, Печорин го­ворит о себе жестко и определенно: «Я — как человек, зевающий на бале, который не едет спать только потому, что еще нет его за­преты». И обе эти самохарактеристики верны. Ведь «человек, зева­ющий на бале», не мог появиться ниоткуда, не мог возникнуть на пустом месте. Душа, родственная бурям и битвам, не может не тос­ковать в однообразных светских гостиных, вырваться откуда мож­но лишь в смерть.
Действительно, Печорин, становясь причиной несчастья дру­гих, «сам от этого не менее несчастен». В. Г. Белинский пишет о герое: «…душа Печорина не каменистая почва, но засохшая от зноя пламенной- жизни земля; пусть взрыхлит ее страдание и оросит благодатный дождь, и она произрастит из себя пышные, роскош­ные цветы небесной любви».