Панорама эпохи. Замысел А. Толстого был поистине грандиозным — он хотел отра­зить в своем произведении всю петровскую эпоху, от стрелецких бунтов до Полтавской битвы. Нельзя говорить о том, что эта идея была нова — еще до А. Толстого множество русских поэтов, писателей воссоздавали в своих произведениях это сложное время, это и А.Д. Кантемир с «Петри- дой», и М.В. Ломоносов с поэмой «Петр Великий», и А.С. Пушкин с «Ара­пом Петра Великого» и Л.Н. Толстой, не закончивший свою работу.

Не закончил свое произведение и А. Толстой. Но не умаляется от этого ни заслуга автора, ни грандиозность и полнота изображения вре­мени в романе. Подобно «Войне и миру», «Петр Первый» — роман-эпо­пея. Он столь же насыщен персонажами, столь же сложен композици­онно. Толстой великолепно передает атмосферу петровского времени, изображая своих героев в бытовой обстановке, рисуя подробно их био­графии, их переживания и каждодневные чувства. Оригинальность про­изведения писателя проявляется в том, что он осуществил попытку ос­мыслить социальные и политические события эпохи через историю се­мьи самого Петра, а также других героев; характеры и образ мышления персонажей показан на широком историческом фоне.

Историзм Толстого имеет и еще одну особенность — это тесная связь с фольклора, проявляющуюся в народных поговорках и пословицах, отрывках песен, поверьях. По выражению Н.В. Гоголя, художник пока­зывает явления жизни «глазами своей национальной стихии, глазами всего народа». И соответственно, история в романе несколько отлича­ется от реальных событий.

Значительное место в романе занимает тема стрелецких бунтов. Как известно, стрельцы обладали привилегиями по сравнению с остальны­ми служилыми людьми, но к концу XVII в. их жалованье уменьшилось, их стали чаще посылать в походы, и они стали жаловаться на то, что их притесняют. От этого и вспыхнуло восстание. Толстой же изображает эти события несколько по-другому. Петр и стрельцы показаны как не­примиримые враги, стрельцы думают только о привилегиях, мечтают погубить Петра, им нужны «и жалованье, и корм, и вольности». Толстой ярко и подробно изображает казнь стрельцов, те пытки, которым их подвергали, и наряду с этим — спокойное достоинство и безразличие к смерти, с которым те принимали мучения.

Можно заметить явное сходство изображения Толстым событий, связанных со стрельцами, и тем, как они показаны в фольклоре. И ре­альные, и вымышленные персонажи погибают, но не покоряются царю. За два месяца было казнено около восьмисот стрельцов. Видимо, это также связывает роман с фольклором: народную поэзию тоже волнует судьба народная.

Первая книга романа заканчивается плавным переходом от кровавых сцен в пределах города к морским широтам Северной войны, развитию торговли и строительству городов. В следующих книгах полно раскрыва­ется личность Петра, властного и иногда жестокого самодержца, полко­водца, дипломата, реформатора. Толстой доказывает, что сила императора заключалась не только в его умении держать страну, но и в сплоченности его единомышленников, которых он сумел собрать вокруг себя.

Франц Лефорт является наставником Петра. Он рисует перед ино­странными посланниками картину будущих преобразований в России, впоследствии осуществленных Петром, и не мыслит себя отдельно от этой страны, ставшей ему почти родной.

Алексей Меншиков показан преданным, смелым, удалым малым; он везде оказывался в числе первых, а «начнет потешать — умора». За это Петр прощал ему его огрехи: Меншиков нередко запускал руку в госу­дарственную казну; так, например, он нажился на некачественном сук­не для солдат.

На страницах романа перед нами проходит великое множество «птенцов гнезда Петрова», тех, кто выбился в люди благодаря своим деловым качествам и таланту, ведь Петр хотел «знатность по годности считать»: это и кузнец Кондратий Воробьев, живописец Андрей Голи­ков, мужики-купцы Иван Бровкин и Иван Жигулин. Все эти персона­жи помогают полнее и ярче раскрыть личность Петра I, поскольку ро­ман, все-таки, о нем. Эпоха его правления, безусловно, была очень важ­на для дальнейшего развития России, а потому увлекательна и интересна личность человека, совершившего все эти преобразования. Петр пока­зан в постоянном действии, он и в сражении, и на строительстве верфей и кораблей, и на отдыхе не перестающим заботиться о государственных делах, возводящим различные планы, касающиеся будущего страны.

«Россия вошла в Европу, как спущенный корабль, — при стуке топо­ра и при громе пушек», — эти слова А.С. Пушкина, думается, как нельзя лучше характеризуют динамичность действия в романе А. Толстого «Петр Первый», наполненный колоритными образами и живой историей.