ОСМЕЯНИЕ САМОУПРАВСТВА И УГОДНИЧЕСТВА. Даже хорошо задумавшись, вряд ли можно вспомнить второ­го писателя такой величины, как А. П. Чехов, в рассказах кото­рого тесно переплелись бы тонкий юмор и острая сатира. Явля­ясь родоначальником нового литературного жанра — трагико­медии,

А. П. Чехов не ставил себе задачей просто развлечь, по­смешить своих читателей. Даже М. Горький так писал о нем: «Никто не понимал так ясно и тонко, как Антон Чехов, трагизм мелочей жизни, никто до него не умел так беспощадно правдиво нарисовать людям позорную и тоскливую картину их жизни». Действительно, обличая в своих рассказах не только человечес­кие недостатки, но и общественные пороки, писатель стремился зеркалом повернуть к читателям их жизнь, помочь увидеть, как привычные и «неважные» мелочи могут испортить даже добрые начинания.

Читая рассказ «Хамелеон», мы становимся свидетелями за­бавной ситуации. «Блюститель закона», полицейский надзиратель Очумелов, шагая через рыночную площадь, внезапно обнаружива­ет беспорядок: золотых дел мастер Хрюкин обвиняет в нападении на него маленького дрожащего борзого щенка. Очумелов по своей должности просто обязан разобраться с этим, в сущности, ничтож­ным делом, и он в полной мере проявляет свои способности следо­вателя. «Чья собака?» — сурово спрашивает он у собравшихся здесь зевак. От ответа на этот вопрос зависит очень многое: и даль­нейшее поведение его, Очумелова, и виновность щенка, и справед­ливость претензий Хрюкина. Но весь ужас положения в том, что никак не удается определить: генеральская это собака или все- таки бродячая? То, как часто Очумелов снимает и надевает свое «пальто», говорит нам о жестоких душевных муках, причиняе­мых ему подобной неизвестностью. Лишь узнав, что собака, дей­ствительно генеральская, надзирателю удается «должным обра­зом» решить это непростое дело.

Высмеивая чиноугодничество и самоуправство, А. П. Чехов задается вопросом: что же будет, если вершить суд над людьми, руководить человеческими судьбами станут очумеловы?