Онегин и Татьяна в романе. Великое творение великого поэта. Как всякое действительно замечательное произведение, роман «Евгений Онегин» стал целым этапом в развитии русской литературы. Именно в нём зародилось и получило своё развитие реалистическое направление в творче­стве Пушкина. Гениальный поэт открыл новую эпоху в искусст­ве слова. Разбиты рамки классицизма; старые каноны, сковывав­шие живую мысль, почти забыты. Но уже и романтизм не удов­летворяет потребностям общества. Уход от действительности, «нечто и туманна даль» не нужны во времена декабристов. Жизнь про­сится на страницы. Жизнь во всём своём многообразии, кипучей и деятельной пестроте.

Не просто человек со своими маленькими горестями и радос­тями, а человек и общество, его окружающее общество, которое воспитывает, формирует человека, в котором получают развитие или умирают его способности, которые изменяют его и изменяет­ся с ним само. Вот что необходимо было передовым людям того времени от книг. Взыскательный читатель искал в книгах не лю­бовные приключения и занимательные истории — он искал прав­ду чувств и мыслей. Настоящая поэзия всегда даёт пищу нашему уму. Мы как бы заново переживаем с автором все события, опи­санные автором. Читая «Евгения Онегина», мы постепенно пере­ходим от романтизма к реализму, мы пишем письмо Татьяны, мы становимся как бы действующими лицами романа. И всё время рядом с нами то весёлый, то мягкий и грустный, то добрый, то гневный Пушкин. Мы смеёмся и плачем вместе с его и нашими героями. Поэт сумел создать образы, типичные для того времени и удивительно своеобразные. И хотя роман называется «Евгений Онегин», в нём два главных героя — Евгений и Татьяна. С само­го раннего детства прослеживаем мы их путь. Люди различные, выросшие в разной обстановке, они в то же время имеют много общего. Но давайте всё по порядку.

Онегин получил обширное, хотя и поверхностное образование. Стоит ли винить Евгения в том, что оно было не достаточно глу­боким? Не взял ли он всё, что мог предложить ему «француз убо­гий»? Латынь, французский, история, экономика… Познания для того времени значительные. Многие говорят, что Онегин не лю­бил книг, был невеЖда и так далее. Но ведь это не так! Да, он бро­сил книги. Но почему? Он искал в них совесть и смысл. И не на­шел ни того ни другого. Он был слишком взыскателен к себе и к людям, его окружавшим. Не будучи заурядностью, Евгений не принимал в людях серость и тупость. Если бы его способности были хоть кому-нибудь нужны!

Но «лишь посредственность одна нам по плечу и не странна…»

И он, ещё совсем юноша, был втянут в этот однообразно-пест­рый водоворот света. И закружились-завертелись одинаковые, скуч­ные дни. Он понял всю ничтожность такого существования. Бес­конечные измены и застольные дружки надоели, так как не могли удовлетворить его потребности в общении. Замкнувшись в себе, отделившись от всего света плотной броней насмешек, нашел он некоторое равновесие. Не многим приоткрывал Онегин свою душу. Он действительно больше чувствовал, чем говорил о чувствах.

Но этот замкнутый мирок явился причиной глубокого эгоиз­ма Евгения. Он был выше людей, его окружавших, и не мог без некоторого презрения думать о них. Неудивительно, что такое отношение по привычке проявлялось и к людям, его вовсе не зас­луживающим. Пожалуй, Онегин-человек наиболее полно раскры­вается в общении с Татьяной.

Давайте познакомимся с героиней романа, какой она была до встречи с Евгением.

«Итак, она звалась Татьяной». Прямо хоть бери и переписывай сюда половину второй главы. Пушкин чудесно описывает мечтатель­ную сельскую барышню, простую, застенчивую, всегда немного гру­стную. В отличие от Онегина, Татьяна выросла в деревне, в глуши. Никакого образования она практически не получила. Но зато «ей рано нравились романы, они ей заменяли всё».

Она читала без разбору. Да и выбора особенного у неё не было. Несколько сентиментальных романов с идеальными героями и счастливым концом — вот и вся библиотека. Она не любила, как Ольга, бегать, резвиться, играть. Задумчивая, романтическая Татьяна могла целыми днями бродить по полям, разговаривать с крестьянами, няней, и сама она была очень близка тихой неброс­кой русской природе.

Будучи, как и Онегин, выше своего окружения, она верила во что-то прекрасное. Татьяна создала свой воображаемый идеал, подобный книжным, и «заочно» влюбилась в него. Сейчас это выглядит немножко смешно, но что ей оставалось делать? Ей не нужно было до пяти утра сидеть писать сочинения… Она сочиня­ла письмо. Да-да! Знаменитое письмо Татьяны было написано задолго до встречи с Евгением! Так по крайней мере мне кажется. Наверное, ей всё-таки немножко хотелось плакать, когда она смот­рела на Ольгу и Ленского. Где же он?

И вот появился Онегин. Молодой, красивый, знатный, бога­тый, он так похож на героев любимых романов! Загадочный, он резко отличается от окружающих своим умом, образованностью, знанием света. И, разумеется, давно заготовленные лавры идеала были тут же возложены на его голову. И вот, после первой ми­молётной встречи (а она была так коротка, что Пушкину хватило шести строк), Татьяна посылает Евгению письмо. Оно прелестно, это письмо милой наивной девушки. В нём есть всё: и призна­ние, и слабые упрёки, и воспоминания, и жалоба… Его выучить, оставить, сохранить в себе. Но… после нескольких повторений вдруг понимаешь, что это… это не чувство. Татьяна не любит. Она влюблена. Интересно, какой будет реакция Онегина на это посла­ние? Не ждите сенсации. Именно такая, какую и можно было ожидать от него. Он пришёл и откровенно изложил свои мысли. Он не скрывает, что Татьяна ему симпатична, однако он не смо­жет её любить так, как она того заслуживает. И боится омрачить её жизнь, так как считает, что не в состоянии принести ей счас­тье. Евгений раскрывает перед Татьяной свою душу, но и в этой исповеди (все-таки исповеди!) он не освобождается от эгоизма. Он просто не может понять, что делает человеку больно. Очень боль­но. Да, он поступил благородно, не воспользовавшись полудет­ской любовью Татьяны. Быть может, и его замечание:

«Учитесь властвовать собою;

Не всякий вас, как я, поймёт.

К беде неопытность ведёт» было вполне уместно (Татьяна, кстати, впоследствии им восполь­зовалась). Онегин даже отмечает прекрасную душу и сердце девушки. Но хотелось бы всё это как-то мягче, человечнее. У Евгения слиш­ком преобладает рацио, а у Татьяны, наоборот — эмоцио.

Но хватит. Они расстались. Какие чувства кипели в груди Тать­яны?! Она пренебрегла приличиями, условностями, первая написала письмо… и вот… Но время идёт. Связки. В страшном, в какой-то мере пророческом сне Татьяна вновь видит Его. И в какой роли! Таня с детства любила страшные рассказы. Она была чрезвычайно впечат­лительна. Искренне веря всем сказкам, она ужаснулась — Что ждет ее? Много неразрешённых вопросов перед ней.

А поведение Онегина на именинах? Не странно ли оно. И по­том… Потом дуэль! Она оказалась переломным моментом в судь­бах героев. Она разлучила Евгения и Татьяну. Она перевернула мир в глазах Онегина. Как он, презирающий свет, мог пойти на поводу «общественного мненья»? Как мог?! Как он позволил сделать себя «мячиком предрассуждений?» А ведь хотел, хотел отказаться от ду­эли! Хотел… И не смог. Не хватило силы воли восстать. Он му­чился, «он обвинял себя во многом», но… вышел на дуэль. Почему? Нам это нетрудно понять. Путы общества, воспитавшего Онегина, были ещё слишком сильны. Причём интересно, что их первой пре­одолела своим письмом Татьяна.

И вот после отъезда Онегина из деревни, где всё напоминало ему о юном поэте, девушка посещает его дом. Все её представле­ния о добре и зле, чести, совести, справедливости рушатся. «Ей от­крылся мир иной». Выросшая в одиночестве, Татьяна не могла по­нимать духа своего времени. А в кабинете Евгения она находит книги, «в которых отразился век и современный человек изобра­жён довольно верно». Интересно, что читает она не бездумно. Таня ищет ответы на свои вопросы. Кто же такой Онегин? И вдруг на­ходит слово «подражанье». Нет, он не подражанье, не пародия. Он сын своего времени, отраженье века. Просто он увидел своё сход­ство с героями книг, понял их сущность. Они были близки ему по духу, и поэтому Татьяна ошиблась.

Но каковы были последствия этой ошибки? Разве не будь это­го разочарования, согласилась бы Татьяна выйти замуж за старого генерала? Разве могла бы так сильно внешне измениться? Да, именно внешне. В душе она осталась той же провинциальной барышней, только научившейся «властвовать собой». Теперь она законодатель­ница зал, блестящая светская дама, прекрасная и гордая. И скоро состоится её последняя встреча с Онегиным.

Но где же Евгений? Смерть Ленского потрясла его. Всё случи­лось так нелепо. Всё кричало ему: «Убит! Убит, убит!» Евгений бе­жал из деревни, несколько ле г путешествовал, пытался рассеяться, забыться. Как это ни странно, гибель поэта воскресила в нём чело­веческую душу. Он вновь был способен чувствовать. Этому нима­ло содействовало и само путешес твие. Недаром Пушкину пришлось оставить лишь отрывки из бывшей восьмой главы. Слишком мно­го видел Онегин.

И вот он первый раз после продолжительного отсутствия появля­ется в свете. Как поразился он, увидев там Татьяну! И лишь теперь, через много лет после того разговора в саду, понимает он всю духов­ную красоту Татьяны. В нём просыпается чистая, настоящая любовь — чувство, когда-то задушенное светом, а теперь воскресшее. Настолько разительна перемена в Евгении, что кажется, сам Пушкин не вери г в искренность его побуждений. Поэт как бы спрашивает нас да и са­мого себя: «Что это? Досада? Суетность? Или любовь?»

Теперь пришла пора Онегину сомневаться, мучиться, надеяться, ждать. Теперь он пишет письмо Татьяне. Оно дышит неподдельной страстью. Горячее взволнованное послание это чем-то напоминает письмо Татьяны. Но какая разница! Тут нет и тени искусственности. Это письмо отчаявшегося, готового на всё человека. Оно невелико по объёму, но в нём сконцентрированы все чувства, какие может выразить человек. Евгений понимает, какие ужасные ошибки он совершил в юности. Как он жалеет, что тогда «свою постылую сво­боду… потерять не захотел»! Он понимает теперь всё совершенство Татьяны и… ничего не может сделать. Больной, он ждёт ответа и томится ещё больше, чем в своё время Татьяна. Белинский пишет, что для Онегина любовь без борьбы не представляла никакого инте­реса. Нет! Это была борьба за любовь! Огромная разница!

Жаль, что всё так окончилось! Татьяна была несправедлива, об­виняя Евгения в погоне за «соблазнительной честью»! Хотя во мно­гом остальном она была по-своему права. Но она не имела права на­зывать его «чувства мелкого рабом»! Это неправда. Онегин, может быть, впервые в жизни полюбил. Да, они поменялись местами. Те­перь Евгений слушает проповедь. Татьяна остаётся прежней. Намного более динамичен и интересен Онегин. Он живой человек, он ме­няется на наших глазах. Он заставляет думать. Что с ним будет по­том? Не знаю. А Татьяна так и останется навек отданной другому. Всё должно было бы кончиться иначе! Ведь «счастье было так воз­можно, так близко»…