ОНЕГИН И ПЕЧОРИН. «Любое сравнение хромает», — говорит народная мудрость, В самом деле, разве не так? Ведь сопоставляя, мы невольно уравниваем, а значит, и обедняем, лишаем индивидуальности то, что сравниваем.

Это тем более очевидно, когда сопоставляешь такие тонкие и сложные явления, как герои больших художественных произ­ведений, И пусть сближает их эпоха, сходство судеб, характе­ров — пусть… Диагноз, поставленный в результате сравнения, как правило, неточен и односторонен. Тем более, если выносить герою социальный «приговор», как это у нас зачастую делается.

Наверное, лучше будет, если целью нашего сравнения ста­нет поиск того лучшего, что хотели воплотить в своих героях авторы и что мы можем взять себе, чему поучиться. От этого только выиграем мы сами.

Вспомните: Онегин сравнивается с Ленским, Ольга — с Татьяной, Чацкий — с Молчалиным, Печорин — с Грушницким и Вернером.

Как же быть с Онегиным и Печориным, героями разных по жанру и духу произведений? Тем более сегодня, когда мы имеем не только сравнение, данное этим героям В. Г. Белин­ским, но и множество других суждений…

Белинский в свое время тонко подметил, что несходство Онегина и Печорина между собой «гораздо меньше расстоя­ния между Онегою и Печорою». Их роднит очень многое, од­нако как Онегин выше Печорина «в художественном отноше­нии», так и Печорин выше Онегина по замыслу, идее.

В самом деле, что сближает героев? Происхождение, вос­питание, образование, внутреннее благородство, не убитое до конца светом, положение в обществе. Все? Да, если не иметь в виду их загадочности, нераскрытости, что объясняется преж­де всего глубиной авторского замысла. Еще, пожалуй, отме­тим и то, что Печорин стал в нашей литературе своеобразным «продолжением» Онегина.

Понятно, что различий между героями романов Пушкина и Лермонтова много больше.

Обратимся к эпохе 20—30—х годов 19 века.

«Евгений Онегин». Роман в стихах. Время создания относит­ся к 1823—1831 годам. В романе отразился великий и трагиче­ский перелом декабря 1825 года, когда на Сенатской площади в Петербурге рухнули иллюзии декабристов и родилась рефлек­сия передовой дворянской интеллигенции. Здесь стала ясна цена Онегиных, здесь родились печорины. И если для Онегина время замерло, то Печорин был обречен жить, мучаясь и принося му­чения окружающим. Время остановилось для обоих.

Онегин еще «жив» даже в финале, когда он чисто по-муж­ски влюбляется в Татьяну. Да, он живет, но смысл его жизни, цель его жизни, его любовь — все это уже в прошлом, всего этого уже нет. Печорин же все время активно борется с жиз­нью, он пытается что-то сделать, но — увы! — бесполезно… И царствует в душе какой-то холод тайный,

Когда огонь кипит в крови.

Это — о Печорине. У Онегина такого огня нет.

Судьба посылает лермонтовскому герою испытание за ис­пытанием, он сам ищет приключений, что важно. Онегин же приемлет жизнь такой, как она есть, но вот меняться он не хочет, Он дитя своей эпохи, избалованное, капризное, но по­слушное, Непослушание же Печорина — источник его гибе­ли. Но это — и надежда на продолжение. Повесть «Фата­лист» — тому яркое подтверждение…

Оба героя проходят через несчастья, оба становятся винов­никами гибели людей. Гибнут на дуэли Ленский, Грушниц- кий, разбиты сердца Татьяны, Веры и Мери, гибнет Бэла.,. Не от того ли так тяжело на душе у героев, что они рождены, чтобы творить добро, однако несут только зло? …

Может быть, может быть, кто знает…

Согласимся, что очень трудно сравнивать, когда перед то­бой столь яркие, неповторимые личности, как Онегин и Печо­рин. Согласимся, однако, и с тем, что сопоставление героев помогло нам не только глубже заглянуть в их непростую эпо­ху, но и серьезнее задуматься над временем, в которое выпало жить нам. Помогут ли нам сегодня Пушкин и Лермонтов? И русская классика? Поддержит ли ее великая любовь к челове­ку, вера в него, беззащитно гениальное умение прощать? Даже если сравнение хромает,,.