«Общество находит в литературе свою действительную жизнь…»

(В. Г. Белинский)

Роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» является одним из наиболее «живых» произведений. Каждое поколение заново переосмысляет его, режис­серы пытаются дать свою трактовку роману. Беско­нечное количество цитат, расхожих образов вышло из романа в народ.

Время стало союзником М. Булгакова, и роман его не только смог явиться в свет, но и среди других, бо­лее актуальных по теме книг последнего времени оказался произведением насущным, неувядающим, от которого не пахнет архивной пылью. Взять хотя бы то, что если к роману М. Булгакова «Мастер и Маргарита» подходить традиционно, оперируя та­кими привычными инструментами анализа, как те­ма, идея, жанр, то заблудишься в нем в два счета, словно в дремучем лесу. Ни в какие схемы он не ук­ладывается.

Прочитанная множеством читателей книга, вы­звавшая немало споров, толков, вопросов и догадок, стала жить своей жизнью в литературе. Возникло да­же что-то вроде моды на Булгакова. И все-таки поче­му «рукописи не горят», почему эта книга привлека­ет внимание?

По-моему, благодаря все той же необычности по­строения романа, оригинальности сюжета. Есть осно­вания назвать роман бытовым: в нем широко развер­нута картина московского быта 1930-х г. Но не меньше оснований считать его фантастическим, фи­лософским, любовно-лирическим и, само собой раз­умеется, сатирическим.

Пусть в романе не все выписано ровно и до конца, внимание любого читателя привлечет, я думаю, его форма: яркая, увлекательная, непривычная. Ведь не зря же, прочтя последнюю страницу, испытываешь искушение начать перечитывать книгу заново, вслу­шиваясь в мелодию булгаковской фразы: «В тот час, когда уж, кажется, и сил не было дышать, когда солнце, раскалив Москву, в сухом тумане валилось куда-то за Садовое кольцо, — никто не пришел под липы, никто не сел на скамейку, пуста была аллея». Едва ли найдется читатель, который возьмет на себя смелость утверждать, что нашел ключи ко всем тая­щимся в романе загадкам.

Но многое в нем приоткроется, если хотя бы бегло проследить десятилетнюю историю его создания, не забывая при этом, что почти все произведения Булга­кова родились из его собственных переживаний, кон­фликтов, потрясений.

Именно собственная судьба заставила писателя вспомнить новозаветную библейскую историю и вве­сти ее в роман.

Роман Булгакова доказывает, что по-настоящему гениальное творение всегда будет отражением дей­ствительной жизни общества, сколько бы десятиле­тий и столетий не прошло со времени его создания.