Образы Мастера и Иешуа. «Мастер и Маргарита» — роман в романе. Он со­стоит из романа Мастера о Понтии Пилате и романа о судьбе самого Мастера. Легендарный бродяга Ие­шуа, прокуратор Иудеи Понтий Пилат и еще более фантастический Воланд со своей свитой, а рядом — московские обыватели 30-х гг. прошлого столетия.

Оба сюжета формально соединяет лишь фигура Мастера, однако, как мне представляется, смысл со­отношения гораздо глубже. Роман Булгакова — об извечной борьбе добра и зла.

Временной интервал почти в два тысячелетия, разделяющий действие романа об Иисусе и Пилате и романа о Мастере, лишь подчеркивает, что пробле­мы добра и зла, свободы духа человека, отношения его с обществом — это вечные, непреходящие пробле­мы, актуальные для человека любой эпохи.

Вот почему немало общего есть, на мой взгляд, в самих судьбах Иешуа и Мастера. Во времена кеса­рей Августа и Тиберия в мир пришел человек, от­крывший людям некую духовную истину. Современ­ники же остались в большинстве своем глухи к его учению. Его ученик Левий Матвей говорил: «…сверг­нется старый храм и взойдет новый…» — в прямом смысле, хотя Иешуа говорил в переносном. Он был казнен, и в казни его были непосредственно повинны духовные и гражданские власти империи. Такова вкратце история Иешуа.

А вот судьба Мастера. Он задается целью написать роман, «восстановить правду об учении, жизни и смерти Иешуа», он хочет «заново напомнить лю­дям о той проповеди добра и любви, с которой пришел в мир великий проповедник».

Но люди с того времени не особенно изменились. И сейчас, как и тогда, люди не хотят слышать этой правды, а Мастера постигает участь если и не столь трагическая, как Иешуа, то, во всяком случае, по­добная ей. Обоих героев объединяет приверженность правде, готовность претерпеть великие страдания во имя ее.

Казалось бы, учение Иешуа слишком наивно, слиш­ком идеально, чтобы быть жизненным. Ведь спасти хо­тя бы собственную жизнь, убедив Понтия Пилата, го­тового его выслушать, герою не удается.

Значит ли это, что сама вера в добро безнадежно скомпрометирована в булгаковском романе? Думаю, это не так.

Ведь не случайно учение Иешуа, его жизнь и смерть через много столетий привлекают Мастера, которого тоже отличает верность убеждениям. Подобно бродяге из Гамелей, Мастер чутко откликается на че­ловеческие страдания,боль.

Однако ему трудно поверить в то, что всякий чело­век добр и надо забывать людям любую обиду, идея всепрощения чужда Мастеру: он тоже верит в добро, но он знает и то, что победа добра возможна только в борьбе со злом.

Пока справедливость не восторжествовала, устав­шего и измученного Мастера поддерживает лишь ве­ра в важность своего труда, в его необходимость, лю­бовь к Маргарите.

Проблемы, поставленные Булгаковым в романе, не утратят своей актуальности никогда, потому что, пока существует человек, ему неизбежно приходится делать в своей жизни выбор между добром и злом, между истиной и обманом.