Можно сказать, что в творениях Державина ярко отпечатлел­ся русский 18 век.

В.   Г. Белинский

Образ вельможи. Ода Гаврилы Романовича Державина «Вельможа» представляет собой взволнованный и вдохновенный монолог автора, разъясняющий, как должно посту­пать первым лицам в государстве, и обличающий их пороки. Эти стихи рассчитаны на ораторскую речь.

Важной особенностью оды, характеризующей вы­сокий уровень литературного мастерства Державина, явилось то обстоятельство, что в этом произведении он представил собирательный портрет вельможи, обоб­щил его отличительные черты.

Это не конкретно Потемкин или Зубов, это и Потем­кин, и Зубов, и Панин, и Безбородко, и Нарышкин, и многие другие родовитые и случайные люди, нахо­дившееся в фаворе у царицы.

Державин их знал, наблюдал их жизнь, а потом и зарисовал в своей оде.

В «Вельможе» Державин нападает на фаворитов царицы, которые, не владея никакими достоинства­ми, приобретали вдруг неожиданно огромное влия­ние при дворе и большой вес в государстве. Поэт гово­рит о том, что чаще всего вельможа — человек весьма и весьма недалекий. В патетическую, исполненную гражданского негодования оду Державин вводит та­кое замечательное сравнение:

Осел останется ослом,

Хотя осыпь его звездами;

Где должно действовать умом,

Он только хлопает ушами.

Позт использует сатиру как средство обличения пороков этого явления — «вельможества». Поэт, не скупясь на краски, описывает роскошный образ жиз­ни вельможи, пресыщенного удовольствиями. Вель­можа живет без малейших забот о чем бы то ни было:

На прихотливый твой обед

Вкуснейших яств приносит дани,

Токай — густое льет вино,

Левант — с звездами кофе жирный,

Чтоб не хотел за труд всемирный

Мгновенье бросить ты одно?

Там воды в просеках текут

И, с шумом вверх стремясь, сверкают;

Там розы средь зимы цветут

И в рощах нимфы воспевают

На то ль, чтобы на все взирал

Ты оком мрачным, равнодушным,

Средь радостей казался скучным

И в пресыщении зевал?

Затем наступает мгновенный контраст. Вельможа в полдень наслаждается сном в объятьях своей Цир­цеи. «А там?» — сурово спрашивает и тут же отвеча­ет поэт:

А там израненный герой,

Как лунь во бранях поседевший…

А там — вдова стоит в сенях

И горьки слезы проливает…

А там — на лестничный восход

Прибрел на костылях согбенный,

Бесстрашный, старый воин тот,

Тремя медальми украшенный,

Которого в бою рука

Избавила тебя от смери,

Он хочет руку ту простерти

Для хлеба от тебя куска…

«Проснися, сибарит!» — негодующе призывает Державин, а в заключении указывает истинные обя­занности государственных сановников:

Как блюсть народ, царя любить,

О благе общем их стараться,

Змеей пред троном не сгибаться,

Стоять — и правду говорить.

В своем творчестве Державин утверждает мысль о том, что поэт обязан достоверно отображать душу человека. Как истинный художник, он рассуждает о назначении поэта и его поэзии и приходит к мысли, что поэт в первую очередь — посредник между Богом и человеком. Свою заслугу Державин видел в том, что мог «в сердечной простоте беседовать о Боге». В стихот­ворении «Памятник» поэт пишет о своем творчестве:

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,

Металлов тверже он и выше пирамид;

Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,

И времени полет его не сокрушит…