Софья начертана неясно…

А. С. Пушкин

Образ Софьи Фамусовой. Комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума» содержит в себе два конфликта — конфликт социальный и кон­фликт любовный. Взаимоотношения Чацкого и Софьи лежат в основе любовного конфликта комедии.

Софья Фамусова — единственный пер­сонаж, задуманный и исполненный как близкий Чацкому. Грибоедов писал о ней: «Девушка сама не глупая предпочитает дурака умному человеку…»

В этом персонаже воплощен характер сложный, автор ушел здесь от сатиры и фарса. Он представил женский характер большой силы и глубины. Софье довольно долго «не везло» в критике.

Даже Пушкин считал этот образ неудачей автора: «Софья начертана неясно». И только Гончаров в статье «Мильон терзаний» в 1871 г. впервые понял и оценил по достоинству этот персонаж и его роль в пьесе.

Софья — лицо драматическое, она — персонаж бы­товой драмы, а не социальной комедии. Она — так лее как и ее антагонист Чацкий — натура страстная, живущая сильным и настоящим чувством. И пусть предмет ее страсти убог и жалок (об этом не знает ге­роиня, но знают зрители), это не делает ситуацию смешной, напротив, углубляет ее драматизм. В луч­ших спектаклях актрисы в роли Софьи играют лю­бовь. Это в ней самое главное, это формирует линию ее поведения. Мир для нее поделен надвое: Молчалин и все остальные. Когда нет избранника — все мысли только о скорой встрече; она может присутствовать на сцене, на самом же деле вся душа ее устремлена к Молчалину. В Софье воплотилась сила первого чув­ства. Но в то же время любовь ее нерадостна и несво­бодна. Она прекрасно отдает себе отчет в том, что из­бранник никогда не будет принят ее отцом. Мысль об этом омрачает жизнь, Софья внутренне уже готова к борьбе. Чувство настолько переполняет душу, что она исповедуется в своей любви, казалось бы, совер­шенно случайным людям: сначала служанке Лизе, а затем и вовсе самому неподходящему в этой ситуа­ции человеку — Чацкому. Софья настолько влюбле­на и одновременно удручена необходимостью посто­янно таиться от отца, что ей попросту изменяет здравый смысл. Сама ситуация лишает ее возможно­сти рассуждать: «Да что мне до кого? до них? до всей вселенны?»

Софье с самого начала уже можно посочувство­вать. Но в выборе ее столько же свободы, сколько и предопределенности. Она выбрала и полюбила чело­века удобного: мягкого, тихого и безропотного (та­ким предстает Молчалин в ее рассказах-характерис­тиках). Софья, как ей кажется, относится к нему здраво и критически: «Конечно, нет в нем этого ума, / Что гений для иных, а для иных чума, / Который скор, блестящ и скоро опротивет… Да эдакий ли ум семейство осчастливит?» Вероятно, ей кажется, что она поступила очень практично, ко всему прочему. Но в финале, когда она становится невольной свидетель­ницей «ухаживания» Молчалина за Лизой, она пора­жена в самое сердце, она уничтожена — это один из самых драматичных моментов всей пьесы.