Образ Руси. На страницах великой поэмы Н. В. Гоголя запе­чатлено не только удивительное разнообразие поме­щиков и чиновников, но и образ целой страны, «не­сметное богатство русского духа». Мы видим здоровяка Собакевича, способного съесть целого осетра; кутилу, враля, гуляку и скандалиста Ноздрева, мечтательного лентяя Манилова, прижимистую Коробочку, потеряв­шего от скупости человеческий облик Плюшкина, прожженного взяточника Ивана Антоновича Кув­шинное рыло, полицмейстера, объезжающего торго­вые ряды как свою вотчину, и многих других героев. И эти господа, и Петрушка с Селифаном, и два мужи­ка, спорящие, доедет ли колесо до Москвы, — часть русского народа. Но не лучшая часть. Истинный об­раз народа видится прежде всего в описаниях умер­ших крестьян. Ими восхищаются и автор, и Чичи­ков, и помещики. Их уже нет, но в памяти людей, их знавших, они приобретают былинный облик. «Ми- лушкин, кирпичник! мог поставить печь в каком угодно доме. Максим Телятников, сапожник: что ши­лом кольнет, то и сапоги, что сапоги, то и спасибо, и хоть бы в рот хмельного! А Еремей Сорокоплехин! да тот мужик один станет за всех, в Москве торговал, одного оброку приносил по пятисот рублей. Ведь вот какой народ!.. Каретник Михеев! ведь больше ника­ких экипажей и не делал, как только рессорные». Так хвалится своими крестьянами Собакевич. И сам Павел Иванович, разглядывая списки купленных крестьян, будто видит их наяву, и каждый мужик по­лучает «свой собственный характер». «Пробка Сте­пан, плотник, трезвости примерной», — читает он и начинает представлять: «А! Вот он… вот тот бога­тырь, что в гвардию годился бы!» Дальше мысль под­сказывает ему, что Степан исходил с топором все гу­бернии, съедал хлеба на грош, а в поясе приносил, верно, рублей по сто. На протяжении нескольких страниц знакомимся мы с разнообразными судьбами простых людей. Мы видим русский народ прежде всего полным сил, талантливым, живым, бодрым. С восторгом говорит писатель и о живом, метком рус­ском слове, что вырывается из-под самого сердца. Но не всегда русские люди покорны властям. Обиды могут довести их до мести.

В «Повести о капитане Копейкине» рассказывает­ся, как герой Отечественной войны 1812 г., инвалид, обиженный чиновниками, собирает вокруг себя шай­ку вольных людей. Россия встает перед нами в своем величии. Не та Россия, где чиновники берут взятки, помещики проматывают имения, крестьяне пьянст­вуют, где плохие дороги и гостиницы. Вернее, сквозь эту Россию писатель видит иную Русь, «птицу трой­ку». «Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься?»

Гоголь видит Русь великой, указывающей путь другим, мнится ему, как обгоняет Русь иные народы и государства, которые, «косясь, постораниваются и дают ей дорогу». И верится нам, жителям России, что пророческими окажутся в будущем слова писателя: «Подымутся русские движения… и увидят, как глубо­ко заронилось в славянскую природу то, что скольз­нуло только по природе других народов…»