Образ Родины в поэзии М. Цветаевой. Златоглавая Москва, колокольный звон, башни и купола церквей с детства слились в душе М. Цветаевой в образе Родины, глубокую любовь к которой она пронесла через все тяготы и сложности своего тернистого пути.

Очень непросто это было, наверное, для поэта, который не получает признания в родной стране.
Не сумев принять революцию 1917 года, Марина Цветаева в 1922 году была вынуждена эмигрировать за границу, но не по идейным соображениям, поскольку не представляла себе жизнь вдали от России, а вслед за любимым мужем — белым офицером.
Ты! Сей руки своей лишусь, —
Хоть двух! Губами подпишусь
На плахе: распръ моих земля —
Гордыня, родина моя!
Поэт не может долго жить в отрыве от родины, поэтому М. Цветаева всегда носила дорогой образ родной страны в душе, надеясь на возвращение. У гордой и свободолюбивой женщины не возникало чувства обиды на Россию, казалось бы, отвернувшуюся от нее, предавшую своего поэта, потому что понимала: историю делают не страны, а люди.
Даль, прирожденная, как боль,
Настолько родина и столь
Рок, что повсюду, через всю
Даль — всю ее с собой несу!
Свою любовь к России Цветаева постаралась перелить в сына, никогда не видевшего родины. Марина Ивановна была уверена: для русского человека в отрыве от России не будет счастья, и ей очень хотелось, чтобы сын понял это и принял свою страну со всеми ее ошибками и противоречиями.
Я, что в тебя — всю Русь
Вкачала — как насосом!
Бог видит — побожусь! —
Не будешь ты отбросом
Страны своей.
За границей семья М. Цветаевой жила и в Берлине, и в Праге, и в Париже, но все помыслы, надежды и чаяния поэта были устремлены на родину. Несломленная и непокоренная, она отказывалась писать столь ожидаемые зарубежными почитателями пасквили на Россию, поносить ее в стихах, выражая обиду и злость на видимую несправедливость. Да, Россия была ее болью, но болью роковой, неизбежной, с которой нужно было смириться, приняв все как есть.
До Эйфелевой — рукою Подать!
Подавай и лезь.
Но каждый из нас — такое
Зрел, зрит, говорю, и днесь,
Что скучным и некрасивым
Нам кажется ваш Париж.
“Россия моя, Россия,
Зачем так ярко горишь?”
Многие стихотворения М. Цветаевой, написанные в период эмиграции, наполнены тоской по родине, куда стремились и сердце р душа поэта. Не принятая в свое время Россией, она и на чужбине оставалась одинокой, не понятой. Возвращение домой грозило Цветаевой многими опасностями и неожиданностями, но больше переносить разлуку с родной страной не было сил, к тому же туда уехали еще раньше муж и дочь.
Тоска по родине! Давно Разоблаченная морока! Мне совершенно все равно Где совершенно одинокой Быть…
На самом же деле Цветаевой было очень не “все равно”, именно поэтому она сделала решительный и бесповоротный выбор — вернуться. Но за время эмиграции Марины Цветаевой Россия изменилась — так же решительно и так же бесповоротно. Предчувствия, терзавшие поэта на чужбине, оправдались в полной мере — возвращение на родину принесло Марине Ивановне еще большие страдания и трагедии. Тяжелая депрессия и глубокое чувство одиночества толкнули М. Цветаеву на страшный выбор, о котором она пророчески написала еще за несколько лет до трагедии:
Уединение: уйди
В себя, как прадеды в феоды.
Уединение: в груди
Ищи и находи свободу.
Справляй и погребай победу
Уединения в груди.
Уединение: уйди,
Жизнь!
Яркий и самобытный поэт ушел из жизни, не видя в ней дальнейшего смысла, но остались ее стихи, читая которые, проникаешься глубочайшим уважением к смелой и вольнолюбивой личности М. Цветаевой, восхищаешься бесконечной любовью к Родине, которую она несла в своем сердце до последнего мгновения.