— Отвяжись ты, шелудивый,

Я штыком пощекочу!

Старый мир, как пес паршивый, Провались — поколочу!

А. Блок

Образ революционной эпохи в поэме А. А. Блока «Двенадцать». В 1918 г. Александр Александрович Блок создает свое ярчайшее произведение — поэму «Двенадцать», в ней поэт передает «музыку революции», которую сумел услышать и перевести в стихи. Поэма построена на антитезе — противопоставлении двух цветов — бе­лого и черного, двух миров — старого и нового. «Чер­ный вечер. / Белый снег. / Ветер, ветер! / На ногах не стоит человек. / Ветер, ветер — / На всем божьем све­те!» Блок пытается художественно осмыслить и пере­дать в образах те грандиозные свершения, которые творились в те дни на его глазах. Драматическое и на­пряженное противостояние двух миров он изображает предельно правдиво, не стараясь давать оценку проис­ходящему. Многие очевидцы боятся революцию, проклинают, ждут еще худших времен.

Ветер хлесткий!

Не отстает и мороз!

И буржуй на перекрестке В воротник упрятал нос.

А это кто? — Длинные волосы И говорит вполголоса:

-Предатели!

Погибла Россия! —

Должно быть, писатель —

Вития… <…>

Ветер веселый И зол и рад…

Это скорее символ перемен, сметающий все не­нужное, искусственное и наносное. От северного ветра трудно спрятаться и удержаться на ногах. Он насти­гает и сносит. Лишь двенадцать могут противостоять напору стихии, потому что сами так же неуправляе­мы, неудержимы в своей ненависти и непримиримо­сти к старому миру.

Злоба, грустная злоба

Кипит в груди…

Черная злоба, святая злоба…

Товарищ! Гляди В оба.

Блок не старается приукрасить своих героев, они реальные люди, их душе близка разбойная вольница.

В зубах — цигарка, примят картуз.

На спину б надо бубновый туз!

И революция, по словам поэта, «это не идиллия». В стихийном движении вперед она сметает на своем пути правых и виноватых, случайной и ненужной жертвой становится Катька, убитая своим любовни­ком Петрухой. Да, жертвы неизбежны и, как правило, нелепы. Несчастный убийца даже погоревать толком не может. Его революционные товарищи сердятся неуместности горя бойца:

-Ишь, стервец, завел шарманку.

Что ты, Петька, баба, что ль? —

Верно, душу наизнанку

Вздумал вывернуть? Изволь! —

Поддержи свою осанку! —

Над собой держи контроль! —

Не такое нынче время,

Чтобы нянчиться с тобой!

«Двенадцать» — поэма во многом символическая. Блок описывает реальные события и лица, но не мо­жет отказаться от намеков, домыслов, пытаясь мак­симально точно выразить тот образ, который сущест­вует в его воображении, восприятии этого стихийно рождающегося из хаоса нового мира. Не поэтому ли в заключении поэмы впереди двенадцати появляется Иисус Христос — символ святости революции? Прав­да, сами бойцы далеки от такого понимания своего дела, стреляют «пулей в святую Русь». И опять появ­ляется символ старого мира — шелудивый пес. Он не­отступно идет за патрулем. Они соединены незримой нитью, эту связь трудно уничтожить в единый миг. Концовка поэмы самая необъяснимая и загадочная. Эти двенадцать идут, ведомые Иисусом, в незримую тьму. Что она им сулит? Блок, вероятно, предвидел еще большие жертвы и потери и оказался провид­цем.

Двадцатый век принес России огромные испыта­ния, которые потребовали от страны напряжения всех душевных и физических сил.