Великие должны наклонять небо к людям, не снижая его уровня.

Станислав Ежи Лец

Образ Петра Великого в поэме А. С. Пушкина «Медный всадник». Поэма А. С. Пушкина «Медный всадник» — это не только история о несчастном Евгении. Уже из самого названия произведения следует, что речь в ней идет и о том, в честь кого воздвигли «Медного всадни­ка», — о великом Петре.

Величие гениального правителя подчеркивает об­раз города, которой был построен им. В восприятии читателя образ царя и образ Петербурга слиты воеди­но. Александр Сергеевич, будучи тонким ценителем красоты, подчеркивал достоинства уникального горо­да на Неве.

Этот город был построен ценой величайших уси­лий русских людей, которыми руководил гениаль­ный царь Петр I.

…Юный град,

Полнощных стран краса и диво,

Из тьмы лесов, из тони блат

Вознесся пышно, горделиво.

Значение Петербурга было огромным. Город был нужен России и в политических, и в экономических целях. Петр свой город закладывает «назло надмен­ному соседу». Пушкин говорит об этом следующими строками:

…Назло надменному соседу.

Природой здесь нам суждено

В Европу прорубить окно.

Ногою твердой стать при море.

Сюда по новым им волнам

Все флаги в гости будут к нам,

И запируем на просторе.

Но государственные интересы часто идут вразрез с интересами простых людей: закладка города унич­тожает то, что добро и свято для бедного рыбака. Петр, который пытается подчинить, укротить стихию, вызывает ее злую месть, то есть становится виновни­ком крушения всех личных надежд Евгения.

Строительство города стоило жизни многим рабо­чим. Об их судьбе уже никто не помнит. Жизнь неза­метных «маленьких людей» по сравнению с величи­ем удивительного города не стоит ровным счетом ничего. И потомки восторгаются Петербургом, со­знавая, что этот город поистине уникален.

Громады стройные теснятся

Дворцов и башен; корабли

Толпой со всех концов земли

К богатым пристаням стремятся;

В гранит оделася Нева;

Мосты повисли над водами;

Темно-зелеными садами

Ее покрылись острова.

Для самого Пушкина город имеет величайшую ценность. Он не скрывает своего восхищения перед Петербургом, искренне гордится великим Петром, построившим такое великолепие.

Люблю тебя, Петра творенье.

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой ее гранит,

Твоих оград узор чугунный,

Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный…

И ясны спящие громады

Пустынных улиц, и светла

Адмиралтейская игла…

Памятник Петру — неотъемлемая часть великого города. Именно Петр стал его основателем. И медный всадник является своеобразным олицетворением Пе­тербурга. Он также величествен и силен, как сам город.

Какая дума на челе!

Какая сила в нем сокрыта!

А в сем коне какой огонь!

Куда ты скачешь, гордый конь,

И где опустишь ты копыта?

О мощный властелин судьбы!

Не так ли ты над самой бездной,

На высоте, уздой железной

Россию поднял на дыбы.

Пушкин говорит о будущем города, который пере­живет многие поколения, оставаясь таким же силь­ным, как сама Россия.

Красуйся, град Петров, и стой

Неколебимо, как Россия.

Да умирится же с тобой

И побежденная стихия.

В «Медном всаднике» Пушкин напрямую полеми­зирует с Н. М. Карамзиным, который считал основа­ние Петербурга «среди зыбей болотных» ошибкой Петра и писал, что «человек не одолеет натуры», то есть стихии. У Пушкина — одолел и прорубил «окно в Европу»:

И перед младшею столицей

Померкла старая Москва,

Как перед новою царицей

Порфироносная вдова.

Пушкин искренне восхищался гением Петра.