Образ Петербурга занимает особое место в системе образов, возни­кающих на страницах романа Ф.М. Достоевского «Преступление и на­казание». Этот образ чрезвычайно важен для понимания романа и, в первую очередь, для объяснения тех или иных поступков героев.

Петербург предстает в романе сумрачным, мучительным, враждеб­ным человеку. Это город узких, тесных улиц, заселенных ремесленни­ками и нищими чиновниками, грязных и страшных дворов, в которых разыгрываются повседневные трагедии. Этот тягостный серый пейзаж становится фоном, бытовой средой, в которой разворачивается действие романа, и придает ему особенно мрачный колорит.

Но Петербург, описанный в романе Достоевского, — это не только фон, на котором развертываются драматические события. Его образ ста­новится как бы символом неблагополучной, безнравственной.жизни, четко сопоставимым с описанными в произведении событиями. Прак­тически все действие романа происходит в той части города, где жила беднота. Петербург — город, в котором на каждом углу распивочные, зазывающие бедняков залить их горе, пьяные толпы на улицах, женщи­ны, бросающиеся с мбста, это страшное царство нищеты, бесправия, болезней, как физических, так и душевных.

Городской пейзаж в романе связан с душевным состоянием самого автора, с внутренним миром его героев. Он соответствует больным, ди­ким мыслям главного героя произведения Раскольникова и способствует возникновению в его сознании бесчеловечной теории. Читатель, блуж­дая вместе с ним по Петербургу, прежде всего остро ощущает невыно­симую духоту. Это ощущение нехватки воздуха становится лейтмотивом романа и приобретает всеобъемлющий смысл. Не случайно одни и те же слова автор вкладывает в уста Свидригайлова и Порфирия Петровича — слова, передающие главную потребность смятенной души: «Всем чело­векам надобно воздуху, воздуху, воздуху-с…прежде всего!», «Воздуху пропустить свежего!». Человек задыхается в городе «под тяжелым петер­бургским небом». Так же тяжело несостоятельному человеку и в комна­тах, где он живет. В душных и темных квартирах голодают люди, уми­рают их мечты, а им на смену в уме зарождаются преступные мысли. В каморке, похожей на шкаф или на гроб, где часами лежал и думал свои тяжелые думы Раскольников, созрела у него идея убийства, обоснован­ного его теорией.

Подобным же образом, как воплощение несчастной судьбы ее хо­зяйки, изображается комната Сони Мармеладовой. Ее комната «похо­дила как будто на сарай», по форме напоминала уродливо неправильный четырехугольник, окна выходили на канаву. Потолок был низок, а две­ри наглухо заперты. Они имеют символическое значение по отношению к ее судьбе, ведь эта девушка достойна лучшей участи, но из-за нищеты и необходимости помогать Екатерине Ивановне и ее детям Соня вынуж­дена зарабатывать деньги унизительным и противным ей путем — един­ственным, который может предложить ей петербургская жизнь, расхо­дившаяся с мировоззрением героини, но поглотившая ее.

На страницах романа Достоевского мы находим образ больного горо­да. Ведь большинство его жителей больны шш физически, или психичес­ки. Раскольников бесспорно страдает нервным расстройством, мучается кошмарами, чувствует сильное недомогание из-за лихорадки. Екатерина Ивановна умирает вследствие чахотки. Мать Раскольникова Пульхерия Александровна после ареста сына пребывала «не в здравом состоянии рассудка», потом у нее началась горячка, от которой сна скончалась.

Характерной чертой, по которой читатель может узнать обстановку и людей, затронутых болезнью, является раздражающий, нездоровый желтый цвет. У старухи-процентщицы была небольшая комната с жел­тыми обоями и очень старой мебелью желтого дерева. Комната Сони была обклеена «желтоватыми, обшмыганными и истасканными» обо­ями. В квартире у Порфирия Петровича также находилась мебель жел­того дерева. О постоянном, непробудном пьянстве свидетельствовало желтое, даже слегка зеленоватое лицо Мармеладова и испитое, опять же с желтым оттенком лицо женщины-самоубийцы.

Подобные детали отражают напряженную, безысходную атмосферу существования главных действующих лиц романа.

Жизнь Петербурга трагична. Бродя по нему, Раскольников видит безграничное горе людей, их искалеченные судьбы: то несовершеннолет­нюю девочку, которую «напоили и обманули», то мещанку Афросиньюшку, которая уже в очередной раз пытается покончить с собой.

В Петербурге, изображенном Достоевским, жизнь приобретает чрез­вычайно уродливые очертания. Реальное нередко кажется кошмарным видением, а бред и сон — реальностью. В ночь после убийства Рас­кольникову слышались «отчаянные вопли с улицы, которые, впрочем, он каждую ночь выслушивал под своим окном в третьем часу». Это про­исходит с ним в реальном времени. Но столь же правдоподобно рисует­ся и его бред: ему кажется, что он слышит «вой, вопли, скрежет, слезы, побои и ругательстза», чудится безобразная сцена избиения его хозяй­ки. Очевидно, что он не раз и наяву был свидетелем подобных сцен. Увидев страшный сон, герои романа не сразу осознают — было ли это на самом деле, или привиделось в кошмаре.

В Петербурге Достоевского все смешалось: реальность и бред, явь и кошмар. Поэтому Свидригайлов называет его «городом полусумасшед­ших». Также он говорит о Петербурге как о городе, где столько «мрач­ных, резких и странных влияний на душу человека». Свидригайлов про­рочит Петербургу страшную судьбу — наводнение.

Перед всеми героями романа северная столица — это «немой и глу­хой» город, подавляющий все живое. В этом фантастическом образе Петербурга, созданном Достоевским, воплощен авторский протест про­тив существующего зла и безнравственности, против ненормально уст­роенного современного ему общества.