Образ Петербурга в поэме А.С. Пушкина «Медный всадник». Поэма «Медный всадник» — живой образный организм, не терпя­щий однозначных толкований. Все образы здесь многозначны, символичны. Образы Петербурга, Медного всадника, Невы, Евгения имеют самостоятельное значение, но в рамках поэмы тесно взаимодействуют друг с другом.

Историю и современностью поэт объясняет через емкий и символи­ческий образ Петербурга.

Поэма открывается «Вступлением», в котором образ города занима­ет господствующее место. Петербург здесь — глубоко символический памятник плодотворности единства миллионов людей. Эта плодотвор­ность в том, что был создан город, нужный для России, город для лю­дей, город, отдающий добро, заложенное в нем его строителями. Поэто­му в описание Петербурга нередко вторгается автор с выражением сво­ей любви к нему:

Люблю тебя, Петра творенье…

Петру принадлежит сама идея создания этого города, идея в масш­табе цело й России, а построил его народ для людей. Все в нем прекрас­но. гармонично, преисполнено величия, красоты И добра. «Человеч­ность» города раскрывается в утверждении благоприятствования Петер­бурга творчеству:

…Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный,

Когда я в комнате моей

Пишу, читаю без лампады…

В дальнейшем описание читателю открываются все новые и новые стороны города. Перед нами предстает славный города, новая столица могучей России, которую любит поэт. И он увлекает читателя своей приверженностью к дорогим ему местам Петербурга.

Но чем больше поэт говорит о пышной красоте города, тем больше создается впечатление, что он какой-то неподвижный, даже отчасти неестественный. Поэт видит «спящие громады пустынных улиц», слы­шит «шипенье пенистых бокалов», но людей на улицах нет, как нет и их лиц на фоне бокалов.

Во «Вступлении» намечен главный принцип изображения города, реализованный в двух частях «петербургской повести», — контраст. В первой части облик Петербурга меняется, это уже не пышный «юный град», а «омраченный Петроград». Город превращается в крепость, осаж­денную Невой. Нева — тоже часть города, и это стоит отметить. Беда приходит как бы изнутри, сам город берет себя приступом; наружу вы­ходит все то, что было недостойно изображения, скрыто за описанием парадности:

Лотки под мокрой пеленой,

Обломки хижин, бревны, кровли,

Товар запасливой торговли,

Пожитки бледной нищеты,

Грозой снесенные мосты,

Гробы с размытого кладбища

Плывут по улицам!

И только теперь появляется на улицах народ, «теснится кучами» на берегах Невы. Бушующая Нева сложно соотнесена со стихией народного возмущения: она то мечется, «как больной в своей постеле беспокой­ной», то рвется «к морю против бури» и, встретив преграду, бунтует, то ропщет «пени…как челобитчик у дверей».

Вся первая часть — картина народного бедствия, и именно в этот момент впервые появляется фигура «кумира на бронзовом коне», кото­рый невозмутим, в отличие от живого царя, бессильного противостоять стихии.

После наводнения городские противоречия не только не исчезли, но еще более усилились. Петербургская окраина, куда устремился Евгений, напоминает «поле боевое», смытый бурной стихией домик возлюблен­ной Евгения Параши является олицетворением всеобщей трагедии; но уже на следующее утро все возвращается к прежнему порядку — город вновь , равнодушен к человеку. Вновь он становится городом торговцев, чиновников и «злых детей», бросающих камни в безумного Евгения.

Петербург предстает как твердыня русского самовластья, как центр самодержавия, и он враждебен человеку. Столица России, созданная на­родом, обернулась враждебной силой для нею самого и для отдельного человека. Пушкин как бы подчеркивает, что город, не возникший посте­пенно, не выросший из деревни, как подавляющее большинство других г ородов, а насильно построенный на этом месте вопреки плавному тече­нию истории, если и будет стоять, то жителям его придется расплачиваться за то, что основатель практически пошел против законов природы.

В центре города — памятник его основателю, а сам Петербург явля­ется огромным памятником личности Петра; и противоречия города отражают противоречия его основателя.