М. Ю. Лермонтов начал писать роман «Герой нашего времени» в 1838 г. Через два года роман вышел от­дельным изданием и сразу же вызвал ожесточенные споры. Ведь в нем Лермонтов отвечает жизнью Печо­рина, молодого человека 30-х гг., на важнейший во­прос: почему люди умные и энергичные не находят применения своим недюжинным способностям и «вянут без борьбы» в самом начале жизни? Прогрес­сивные люди этого времени с восхищением воспри­няли роман, ибо нашли в нем правду, нашли в нем свои сомнения, они приветствовали его, как «Евгения Онегина».

И действительно, и тот и другой были настоящи­ми откровениями, но реакционеры буквально взвы­ли, хорошо понимая, что этот роман произведет ог­ромное впечатление на умы и сердца, что он поставит под сомнение разумность существующих обществен­ных порядков. Хорошо известно отношение «жан­дарма Европы» Николая I к «Герою нашего времени».

Достойную отповедь реакционным критикам дал сам Лермонтов в предисловии к своему роману: «Отчего же вы не веруете в действительность Печорина?.. Уж не оттого ли, что в нем больше правды, нежели бы вы того желали?»

О герое романа Лермонтова Печорине можно гово­рить бесконечно, ибо Лермонтов проник «в самые глубины души человеческой». Но Печорин не один на сцене жизни. Его сопровождает множество людей, и среди главных героев мы видим женщин, столь чу­десно выписанных пером Лермонтова. Сам Печорин в своем дневнике признается, что «кроме их на свете ничего не любил».

Первым женским образом, созданным в произве­дении, является образ прекрасной горянки Бэлы.

Дочь гор Бэла…. Она выросла среди природы и прос­тых людей. Порывы ее души глубоко разумны и че­ловечны. Она обладает особенной гордостью, даже когда она говорит Печорину, что она его пленница и, следовательно, он может поступить с ней, как хочет, в ней ощущается человеческое достоинство. «Я не ра­ба его», — гордо бросает Бэла. Ее долгое молчание, равнодушие к подаркам, ее гордость еще более подчер­кивают глубину и силу ее любви. Она замкнута и не говорит о своих страданиях, но ее короткие ответы Максимычу, ее потускневшие глаза говорят больше, чем пространные монологи.

Появление Казбича заканчивается для нее траги­чески. Но и умирая, Бэла самозабвенно любит Печо­рина, и этой любви еще большую красоту, еще боль­шую силу придает верность девушки своей вере, хотя это не оставляет ей надежды на встречу с Печориным в «царстве мертвых».

Но Бэла своими глазами, которые «так и загляды­вали к вам в душу», не смогла постичь глубины души своего любимого.

Образ горянки открывает галерею женских обра­зов романа. Все они — образцы женственности. Разные по духу и воспитанию, женщины похожи в одном в сво­ей любви к Печорину.