Образ дороги у Пушкина и Гоголя. В литературных произведениях жанра путешествия, авантюрного романа, исторического романа и некоторых других образ дороги явля­ется одним из ключевых. Ведь описывая путешествия, похождения ге­роя, общественный уклад государства, автор сталкивается с необходимо­стью введения некоего обобщающего, глобального образа, который бы символизировал не просто Российское государство, но всю необъятную родину, ее боли и радости, ее народ.

Образ дороги играет именно эту важную роль в подобных произведени­ях – создание образа России, который складывается как мозаика из разных элементов: описания городов и деревень, повседневной жизни народа.

Итак, функции образа дороги в произведениях авторов XIX в. весь­ма обширны. Но в первую очередь это описание общества, народа и государства в целом. Действительно, как можно еще более подробно и разносторонне обрисовать бытовые картины жизни, кроме как путешествуя вместе с героем и наблюдая его глазами за всем происходящим?

Отдельного внимания заслуживает поэма Н.В. Гоголя «Мертвые души», поскольку это описание путешествий, похождений Чичикова.

Гоголь задумал показать читателю «всю Русь с одного боку», и для вы­полнения этой сложной задачи он вводит образ дороги, который не толь­ко формирует в сознании читателя образ России, но и интересен сам по себе. Образ дороги — один из главных в данном произведении, это тоже яркая мозаика, составленная из множества кусочков.

По кусочкам Гоголь составляет образ дороги, шлифует его, доводя до совершенства. Эти составляющие — и деревни, и мужики, встречаю­щиеся на пути, и кабак, где Чичиков знакомится с Ноздревым, и встреч­ный экипаж, который вихрем вносит в повествование нежный образ губернаторской дочки, так поразившей Чичикова. Возможно, если взят эти эпизоды по отдельности, они не будут играть столь большой роли, но соединенные в один образ они приобретают несомненную художе­ственную ценность.

Не менее ярок и важен мотив дороги у другого русского писателя — А.С. Пушкина. В повести «Капитанская дочка» в описании поездки Петруши Гринева в Оренбург и в крепость мы видим ту же самую Рос­сию, но в другое историческое время и глазами другого автора. Теперь наше внимание привлекает странный вожатый, как представитель наро­да, с которым и Гринев, и читатели лишь начинают знакомиться. Нельзя не сказать о метели как символе народного движения. Если дорога сим­волизирует ход развития русской истории, то этот снежный буран — это брожение в умах народа, его недовольство, из которого (это тоже очень символично) появляется этот вожатый. Кульминационный момент этой первой встречи — разговор «мужика» с хозяином двора, казаком. Посто­ялый двор — это тоже как бы часть дороги, на нем останавливаются все проезжающие. И таинственная, полная непонятного смысла беседа двух казаков подразумевает загадочность, хитрость и даже опасность русской души. Этот вечер остается в памяти и Петруши, и читателей, с него Пуш­кин начинает рассказ о народе.

В «Евгений Онегин» образ дорога выражен не так ярко, но это не умаляет его значимости. Пушкин с иронией рассказывает о состоянии дорог в России, описывая путешествие Лариных в Москву: «…мосты забытые гниют, на станциях клопы да блохи заснуть минуты не дают…». Однако вместе с тем Пушкин описывает Россию, путешествуя вместе с Онегиным, с другой стороны. Он восхищается ее многообразием, грус­тит о милых сердцу пейзажах.

Так же, как и Пушкин, Гоголь упоминает о плачевном состоянии рос­сийских дорог, а значит и о российской действительности, в сатиричес­ких тонах. В пьесе «Ревизор» городничий посылает квартальных подпи­рать мост, что определенно не говорит в пользу российских властителей.

Одновременно дорога у Пушкина и Гоголя служит индикатором ха­рактера и социального положения героя. Онегин — богатый молодой че­ловек, «летящий в пыли на почтовых»; он не утруждает себя глубокими размышлениями, к моменту встречи с читателями это уже бесчувственное существо, живущее балами, театрами и праздниками, но не находящее в них цели и смысла жизни. Дорога навевает на Онегина скуку, разговари­вая с Ленским, он едва сдерживает зевоту, вызванную пейзажем.

В отличие от Онегина, Петр Гринев интересуется дорожными вида­ми «чрезвычайно». Это очень важный момент. Из его можно сделать вы­вод, что душа этого, пусть наивного, молодого человека жива и неиспор­ченна. Он искренне любит родину, тянется к свету, жалеет каждого, и мы  понимаем, что из него вырастет хороший человек и настоящий патриот.

Образ дороги раскрывает и характер Чичикова. С самого начала в центре внимания оказывается его бричка, в какой обыкновенно ездят холостяки, господа средней руки. Это ироничное «господа средней руки» сразу прирастает к герою. Впоследствии, познакомившись с ним побли­же, мы поймем, что Гоголь скрыл за этим метким определением и услуж­ливость, и вежливость Чичикова, и его тонкие манеры, и умение пра­вильно общаться с нужными людьми. Вдобавок, большую часть произ­ведение занимает описание поездок Чичикова, его «дорожные» размышления.

Несомненно то, что образ дороги помогает автору выразить свою позицию. Мы видим разную Россию. В «Капитанской дочке» это голая степь, печальная и унылая, покорная своей судьбе; в «Евгений Онегин» Пушкин наоборот показал ее поражающее разнообразие, выразил идею о должном единстве всего государства. Внимание читателя привлекает критика власть имущих в «Ревизоре» под видом веселого рассказа о до­рогах в уездном городе и, конечно, лирические отступления автора в «Мертвые души», где образ дороги занимает центральную позицию. Здесь Гоголь впервые заговорил об историческом пути России, ее горь­кой доле и вывел ставший знаменитым образ «птицы-тройки», в кото­ром выразилась его надежда на возрождение России.

Итак, в произведениях Пушкина и Гоголя образ дороги очень важен. Он раскрывает образ родины, ее народа, наводит на размышления об исторической судьбе России, помогает выполнить авторский замысел: показать родную землю без прикрас, во всем ее величии и безобразии.